История русских родов и дворянства

Алфавитный указатель родов:

Поиск по фамилии:

Бабичевы князья Барятинские князья Бритые-Бычковы князья Бахтеяровы князья Буйносовы князья Белозерские князья Белосельские-Белозерские князья Барбашины князья Боровские князья Барклай-де-Толли-Вейрман князья Болховские князья Барановы графы Бенингсен графы Бестужевы-Рюмины графы и дворяне Бутурлины графы и дворяне Багратионы князья Боярские (Баярские) князья Брюлловы дворяне Булатовы дворяне Булгаковы дворяне Бухвостовы дворяне Бартеневы (Бортеневы) дворяне Бахметевы дворяне Безобразовы дворяне Бекетовы дворяне Беклемишевы дворяне Болтины дворяне Баташевы купцы Бардыгины купцы Бахрушины купцы Боткины купцы Балины купцы Баскаковы купцы Беловы купцы Булычевы купцы Бурылины купцы

   

Барятинские князья

Князь Юрий Михайлович Торусский, младший сын св. Михаила Всеволодовича черниговского, оставил, сколько известно, троих детей, князей Торусских же, Всеволода и Константина, да дочь — Ксению, бывшую в супружестве за князем Ярославом Ярославичем тверским и умершую в 1312 году. У князя Всеволода Юрьевича Торусского было два сына: Андрей и Дмитрий, князья Мезецкие. Сын же князя Андрея Всеволодовича (ум. 1361 г.), князь Александр Андреевич, владел при Донском на р. Клетоме (в нынешнем Мещовском уезде) волостью Барятино и принял прозвание Барятинского.

Герб князей Барятинских

От старшего сына его — князя Григория Александровича (в 5-м колене) — приходится сын Афанасия Семеновича (XXI кол.), 1679 г. окольничий, 1688 г. боярин князь Данило Афанасьевич, начальник Владимирской чети и Судного приказа. Он был вместе с братом князем Алексеем Афанасьевичем основатель в Брянске Поликарпова монастыря (1694 года), упраздненного при Екатерине II (1764 г.).

Из представителей старшей же ветви, но младшей линии княжеского рода Барятинских в московской Руси наиболее известны: князь Федор Петрович — сибирский воевода, построивший г. Сургут (1595 г.) и спустя пять лет определявший границы наши с Лапландиею, принадлежавшею Норвегии, в 1603 г. бывший послом в Крыму, а в 1607 г. ездивший послом в Швецию — за вспомогательным войском. Братья же его, князь Яков Петрович, храбрый воевода, убит в бою под Клушином (24 июня 1610 г.) и князь Михайло Петрович умер в Персии (1619 г.), живя там послом при дворе шаха Аббаса. А младший сын Никиты Петровича князь Юрий Никитич  Б. получил окольничество в один год с боярством (1668 г.) и отличился, действуя против полчищ Разина. Князь Иван Петрович  Б., стольник при Михаиле (1636 г.), 1658 г. окольничий, подписавший договор с Швецией в Кардисе (1661 г.), и боярин в 1676 г., постригся в монахи в год низвержения царевны Софьи Алексеевны и умер в следующем году.

Из той же ветви, только от старшего сына дяди боярина Ив. Петр. — Василия Романовича. Внук его (1) Василий Дмитриевич, дворянин московский при Михаиле, был отец пяти сыновей, стольников, живших еще и при Петре I, оставивших одно женское потомство. Старший из этих братьев — Михаил Васильевич имел трех дочерей. Из них Анна Михайловна была за Лукьяном Толмачевым, Ксения Михайловна — за московским полицеймейстером Грековым, а Евдокия Михайловна — за Кологривовым. Она пользовалась влиянием при Петре  I.

Не меньше способствовала славе фамилии князей Барятинских ветвь, продолжающая доныне род, — именно от окольничего при двуцарственниках (1684 г.) кн. Федора Юрьевича.

У князя Федора Юрьевича был сын (в 23-м колене от Рюрика) — князь Иван Федорович Барятинский (ум. 1738 г.), генерал-аншеф, женатый на дочери канцлера Петра I, графа Гавриила Ивановича Головкина — графине Наталье Гавриловне (род. 1689 г., ум. 29 июня 1726 г.). Его единственный сын, капитан гвардии, Сергей Иванович  Б. (ум. 26 апреля 1746 г.), от брака с вдовою графа Головина — Анною Петровною, урожд. Татищевой, имел двух сыновей: Ивана и Федора Сергеевича — обер-гофмаршала Екатерины II (р. 5 апреля 1742 г. и 4 июня 1814 г.). От брака с княжною Марьею Васильевной Хованской имел он одну дочь — княжну Екатерину Федоровну (р. 29 окт. 1769 г. и 30 окт. 1849 г.), в браке за действ, тайн. сов. князем Васильем Васильевичем Долгоруковым. Старший брат князя Федора Сергеевича, князь Иван Сергеевич  Б. (род. 28 февр. 1738 г., ум. 22 дек. 1811 г.), был генерал-поручик и посол в Париже при Екатерине II (Le beau russe) в продолжение 12 лет (1773-1785); он женился (8 янв. нов. стиля 1767 г.) на дочери генерал-фельдмаршала остзейского генерал-губернатора, принца Петра-Августа-Фридриха Голштейн-Бек — княжне Екатерине Петровне (род. 23 февр. нов. ст. 1750 г. и умершей 28 ноября 1811 г.). От этого брака родились: дочь княжна Анна Ивановна Барятинская, бывшая в супружестве за обер-гофмаршалом князем Николаем Александровичем Толстым. Иван Иванович Бар. (род. 1767 г.) и сын, князь, в чине тайного советника, бывший послом в Мюнхене. Он в молодых еще летах оставил службу, чтобы посвятить весь досуг сельскому хозяйству в своих обширных поместьях. Эта деятельность вельможи сделала имя очень известным, как первого из помещиков, применявших у нас к делу иностранные научные улучшения и усовершенствования. От первого брака с дочерью лорда Шэрборна — Франсискою Мэри Дюттон (ум. 1807 г.) князь Иван Иванович  Б. оставил одну дочь — княжну Елизавету Ивановну, родившуюся в 1807 г. От второго же брака с известною по своим благотворениям основательницею общины в СП-бурге, графинею Мариею Федоровною Келлер (род. 1793 г., 11 февр. 1858 г.), князь И. И. Барятинский имел четырех сыновей и трех дочерей. Старший сын — князь Александр Иванович Барятинский (род. 1814 г.), генерал-фельдмаршал, усмиритель Кавказа и покоритель Гуниба — последнего прибежища Шамиля, умер 25 февраля 1879 г.; второй после него — князь Владимир Иванович (род. 1815 г.) женат был на княжне Елизавете Александровне Чернышевой; третий, кн. Анатолий Иванович — на Олимпиаде Владимировне, ур. Саблуковой, и четвертый — князь Виктор Иванович. Дочери князя Ив. Ив. Барятинского были княжны: Ольга Ивановна, в супружестве с Владимиром Петровичем Давыдовым, Леонилла И-на за князем Людвигом Петр. Витгенштейном и княжна Марья Ивановна (ум. 1843 г.) была за кн. Мих. Викт. Кочубей.

Герб рода князей Барятинских (общий гербовник, ч. I, № 5) представляет щит, рассеченный перпендикулярно, надвое. В правой половине щита, в лазуревом поле, стоящий архангел Михаил в серебряной одежде, с серебряным же мечом в правой и золотым щитом в левой руке (Киевский герб). В левой половине гербового щита — герб Черниговский: в золотом поле черный орел с золотою на голове короною и распростертыми крыльями; в левой лапе держит длинный золотой крест.

Гербовый щит покрывает княжеская шапка, а наметом служит княжеская мантия.

Одного рода с Барятинскими, как сказано, были Мезецкие.

Этот род уже угас в XVII веке, при царе Алексее Михайловиче, дав — по родословию показываемых — шесть поколений (от 14-го по 19-е).

Нам представляется, впрочем, очевидное исчезновение не меньше двух поколений, принимая даже больше одного поколения отсталость старшей ветви Святослава Ярославича от племени Всеволода и фамилий в ней князей, происходивших от младших линий того рода.

Это замечание имеет одинаковую силу для определения точности колен князей Барятинских, по счету отстающих теперь на три поколения от продолжающегося такясе рода Оболенских одной ветви с ними.

Очевидно, что в родословии как князей Мезецких, так и князей Барятинских последовал пропуск одноименных родоначальников колен — двух или трех.

Родословие Мезецких и Барятинских показывает колена в таком порядке, как указано на т. 7.

С усвоением нами предложенной поправки колен родословия всякие анахронизмы исчезают в роде Мезецких и Барятинских и представители этих фамилий в Москве, действуя в XVI веке, оказываются одновременно со сверстниками их по коленам XVIII-XXI от Рюрика.

Кроме указанных на таблице, разъясняющей упущение колен, в роде кн. Мезецких были еще лица, которые выставить в таблицу не дозволило место.

Например, у князя Андрея Мезецкого по родословию показаны, кроме Александра, Федора и Романа, еще не оставившие потомства Иван и Василий Слепой.

У князя Василия Кобяки или Кокубяки от старшего сына его Ивана, прозванного Влас, пошла ветвь рода, носившая прозвание Кокубякиных-Власовых.

С этим прозванием знаем мы всего девять лиц в двух поколениях.

У Ивана Васильевича Власа было три сына: Василий Иванович, Дмитрий Иванович, одно время пользовавшийся известным влиянием при дворе Грозного, именно около пиров свадьбы княжны Марии Владимировны, вышедшей за герцога Ревельского Магнуса. На этой свадьбе и Дмитрий Иванович и жена его Марья были в поезжанах, а в 1578-9 г. Д. И. Власов-Мезецкий был осадным воеводою в Брянске. Третий брат их, кн. Никита Ив. Власов-Мезецкий, был — в сане стольника — на свадьбе кн. Ив. Дм. Вельского (1555 г.), и умер молодым. Дмитрий Иванович имел шесть сыновей: Дмитрия, упоминаемого по службе по Москве в 1601 г.; стряпчего Фому Большого, приложившего руку к грамоте избрания в цари Михаила Федоровича, стольника Фому Меньшого, служившего во все царствование Михаила Федоровича, в 1639-40 г., бывшего воеводою в Брянске, а потом на придворной службе;Андрея, дворянина московского с 1627 г., и Романа, в придворной службе бывшего при Михаиле же и возившего под Смоленск государевы запасы (1631-33 г.). Дальше этих имен князей Власовых-Мезецких не встречается.

Была еще ветвь этого рода, известная под именем Огдиревских или Говдыревских, но дальше Ивана Федоровича, младшего брата Кобяки, да двух сыновей его, Василия и Федора, упоминаемых в договоре Ивана III с Александром Литовским, — мы не знаем из нее других лиц в Москве.

Просто Мезецкими прозывались потомки Романа Андреевича, имевшего двух сыновей и дочь Елену Романовну, выданную за князя Андрея Васильевича Углецкого. Братья ее были: Семен Романович, воевода Ивана III и Василия до 1518 г., и Михаил Романович, воевода Василия и Грозного, убитый под Казанью вместе со вторым сыном своим Андреем.

У Семена Романовича было четыре сына: Андрей, убитый в Мещере, воевода правой руки в походах 1503 и 1508 г.; Иван, в 1547 году посланный с указом в Вязьму для заявления родителям взрослых дочерей-дворянок: везти их в Москву на смотр государю, выбиравшему невесту себе; Федор, воевода в одном походе с младшим братом Василием (1541 г.).

Дети остались от Ивана и от Василия Семеновичей. У Ивана было два сына: Иван и Михаил Кушник, упоминаемые в числе крайчих на свадьбе Лжедимитрия, а у Василия Семеновича было три сына: Андрей, убитый 1571 г.; Иван, крайчий на свадьбе Лжедимитрия, беспотомные, и старший Михаил, голова еще в походе 1576 г., воевода в Стародубе 1578-82 г., поезжаный на свадьбе царя Василия Ивановича Шуйского (1608 г.). У него было два сына: Роман и Никита Михайловичи, с 1627 г. московские дворяне. Последний был членом Пушкарского приказа. Род Михаила Романовича заключается в шести сыновьях, из которых беспотомны: Андрей, Петр Гнуса, Семен, воевода в Смоленске 1576-7 г. и Иван-Меньшой. Потомство оставили: старший Василий, посол в Крым при Елене Глинской (1535 г.), воевода большого полка левой руки (1541 г.). У него был сын Иван. У третьего же сына Михаила Романовича — кн. Ивана Михайловича, прозванного Шапца, еще служившего у Грозного рындою в 1562 г.- было два сына: Юрий Иванович, воевода в Пронске 1605 г., и Данило Иванович, боярин при Михаиле (1627 г.), любимец еще Годунова и Шуйского. Он был судьею Пушкарского приказа (1626-8 г.) и умер 1629 г., оставив сына Никиту Даниловича, умершего без потомства.

Из таблицы, показывающей пропуск колен в роде князей Мезецких, видели наши читатели, что вместе с именем Всеволода, так сказать, чередуется и имя Константина, потому что второй сын кн. Юрия Михайловича Торусского — кн. Константин Юрьевич и имел одноименного себе внука Константина Ивановича, первого князя Оболенского, прозвание свое получившего от удела — волости, а потом города, на р. Протве, протоке Оки, в Калужской губернии. Защищая свою волость при нашествии литовского князя Ольгерда, и пал в бою на Холхле (1368 г.) первый князь Оболенский (XV кол.), оставив двух сыновей: Ивана и Андрея (XVI кол.).

От младшего Андрея пошли князья Долгоруковы и Щербатовы. У Оболенского же, собственно князя Ивана Константиновича, было шесть сыновей, князья: (XVII кол.) Василий Иванович Косой, боярин Василия Дмитриевича и Василия Васильевича Темного, Семен Иванович, Никита Иванович, Михаил Иванович, Владимир Иванович и Глеб Иванович, убитый при Василии Темном на Устье князем Васильем Юрьевичем Косым, бездетный. Пять прочих братьев его зато оставили обширное потомство в лице представителей даже нескольких княжеских фамилий.

От Василия Косого от двух супружеств (первого с Марьей Федоровной Всеволож-Заболоцкой и второго — с княжною Евпраксиею Михайловною Белевской) родились шесть сыновей: 1) Иван Васильевич прозванием Стрига, родоначальник ветви князей Стригиных; 2) Александр Васильевич; 3) Ярослав Васильевич, родоначальник ветви кн.Ярославовых-Оболенских; 4) Петр Васильевич Нагой, родоначальник ветви князей Нагих-Оболенских; 5) Василий Васильевич Телепень, родоначальник Телепневых-Оболенских и 6) Федор Васильевич Овчина, родоначальник младшей ветви Овчининых-Оболенских.

Все это роды угасшие, но совершившие с блеском свою роль в нашей истории.

От (II) князя Семена Ивановича Оболенского пошел род Щепиных, от младшего сына Дмитрия Шепы, старший брат которого, князь Константин, был отцом одиннадцати сыновей, из которых семь имели особые характерные прозвания, перешедшие к ветвям фамилии из их потомства.

Без прозваний были сыновья Константина Семеновича: 5-й по счету — Юрий, 6-й — Борис, 8-й — Петр и 11-й — Иван-Меньшой. С прозваниями были: 1) Василий Большой Краса; 2) Иван-Большой Глупый; 3) Василий Меньшой Горенский; 4) Михайло Сухорук; 7) Дмитрий Большой Уличка; 9) Дмитрий-Меньшой Королек и 10) Василий ЦП) Белый.

У (III) кн. Никиты Ивановича было пять сыновей (XVIII кол.) — князья: боярин Ивана III Василий Никитич, 1501 г.; Андрей Никитич Ноготь, родоначальник Ногтевых; боярин Иван Никитич Смола, боярин Ивана III, 1504 г.; боярин же Петр Никитич, 1499 г., и Данило Никитич, прозванием Собака.

У (IV) князя Михаила Ивановича было пять сыновей, князья (XVIII кол.): Андрей Дурной, Исаак, в монашестве Иоасаф, из игумнов Ферапонтовой пустыни, рукоположенный 22 июля 1481 г. в архиепископы ростовские, в 1488 г. уволен на покой и 1514 г. 7 октября в Ферапонтовой пустыни, где и почивают его мощи. Борис Туреня, родоначальник Турениных; боярин Иван Михайлович Репня, родоначальник Репниных, и Андрей Мих. Пенинский, родоначальник ветви этого имени.

От четырех сыновей князя Владимира Ивановича Оболенского пошли роды: 1) Лыковых — от старшего сына Ивана Владимировича Лыко; 2) Кашиных — от старшего сына Василия Владимировича Каши; 3) кн. Михаил и 4) кн. Федор Владимирович — были без прозваний.

Ветвь кн. Стригиных-Оболенских тянулась всего два поколения. Князь Иван Васильевич Стрига, знаменитый полководец, выступивший защитником прав ослепленного Шемякою вел. кн. Василия Темного, в 1446 г. собрав войско в Литве, отбил Шемяку от Костромы 1450 г., в 1456 г. разбил новгородцев у Русы, в 1459 г. был наместником в Пскове, в 1462 г.- боярин, в 1467 г. ходил на Казань, в 1471 г.- в новгородском походе, в следующем году — на Оке против Ахмата, в 1477 году покорял Новгород и, назначенный там наместником Ивана III, в том же году умер от мора. У князя Ивана Васильевича Стриги, от брака с Степанидой Ивановной Морозовой, было шесть сыновей: 1) Василий-Большой, в монашестве Вассиан, из архимандритов Симонова монастыря, рукоположенный 15 января 1506 г., в архиепископы ростовские, там 1515 г. 28 августа; 2) Иван-Большой Иванович Слых; 3) Федор Иванович Гузей; 4) Иван-Меньшой Иванович Щетина (боярин 1519, 1538 г.), имевший бездетного сына Романа — воевода Ивана III, боярин Василия Ивановича; 5) Василий Иванович Шиха и 6) князь Александр Иванович, отец князей: Петра Александровича и Ивана Александровича Пуговки — бездетных. Князь Федор Иванович был в 1500 г. воеводою правой руки в корпусе Юрия Захарьевича, бравшего Дорогобуж. Князь Иван Щетина в 1500 г. был воеводою правой руки, а в ливонском походе 1501 г.- левой руки и в 1506 г. был в казанском походе. Князь Александр Иванович Стригин, козельский наместник, в 1507 г. побил крымцев, сделавших наезд на Белевский и Одоевский уезды. Князь Петр, сын его, в 1501 г. был 2-м воеводою в передовом полку.

Второй брат Стриги — князь Александр Васильевич (боярин 1476 г., убитый 1502 г.) имел одного только сына Василия, в монашестве Варлаама, постриженного в Троицко-Сергиевой Лавре.

Третий брат Стриги — Ярослав, с ним вместе в 1478 г. сделанный наместником новгородским, имел сына Константина, которого, как и сыновей его — Михаила и Ивана Константиновичей и сына Иванова Александра Ивановича, — прозывали Ярославовими по родоначальнику. Они составляли тоже особую ветвь, прекратившуюся со смертью князя Александра Ивановича.

Четвертый брат Стриги — князь Петр Васильевич Нагой (боярин 1495 г., умерший 1510 г.) имел двух сыновей: Андрея Петровича Лапу и князя Василия Петровича. У Лапы был один сын Иван, постригшийся в Макарьевом монастыре. Этими тремя именами и заканчивается вся ветвь Нагих-Оболенских.

Пятый брат Стриги — кн. Василий Васильевич Меньшой-Телепенъ был отцом четырех сыновей: 1) кн. Ивана Васильевича Немого, боярина Василия Ивановича отца Грозного; 2) Федора Васильевича Лопату (боярина 1519 г.), убитого под Казанью 1530 г.; 3) Василия Васильевича просто Телепнева (бездетного) и Федора Васильевича Овчину, плененного при Стародубе литовцами и, вероятно, в плену скоро умершего, оставив одного сына Дмитрия. У Федора Лопаты был один сын Василий Помяс. У Немого же было два сына: Петр Иванович Одолба, Дмитрий Иванович Ерш, 1565 г., боярин (1552 г.) Ивана Васильевича и Федор Иванович.

Шестой брат Стриги прозывался Телепнем и Овчиною; звали его Федором, и было у него два сына: Борис Федорович Телепнев, бездетный, и Иван Федорович Овчина-Телепнев, боярин (1532 г.) Василия Ивановича и Ивана Васильевича Грозного, в правление его матери Елены Васильевны Глинской конюший и самый приближенный к ней. По отправлении Елены (1538 г.) он лишен жизни в темнице (1539 г.) теми самыми лицами (князьями Шуйскими), которые умертвили правительницу, чтобы захватить в свои руки власть в правительстве, ознаменовав свое преступное владычество всеми видами нарушения права и справедливости. Одной участи с Иваном Федоровичем Овчиною подвергнута олигархами и сестра его, боярыня Аграфена Федоровна Челяднина, которой умиравший царь Василий вверил охранение жизни своего старшего сына и преемника Ивана IV (Грозного). За этого юношу правители государства, которые составляли сильную партию, в 1547 г. почему-то возымели необходимость освободиться и от последних представителей рода кн. Оболенских, ветви Телепневых-Овчининых. Без вины убиты в юношеском возрасте еще тогда: сын Ивана Федоровича Овчины — Василий и сын Федора Федоровича Овчины — Димитрий.

Мы — по летам вступления в действие детей и внуков кн. Василия Косого Оболенского раньше представителей других ветвей от отца его и закончивших поприще — считаем его старшим, но родословцы почему-то ставят его вторым, а старшим сыном князя Ивана Константиновича Оболенского — князя Никиту Ивановича, нами почитаемого следующим за Косым. Ставя же первым сыном отца-Никиту, родословие «Бархатной книги» с его потомства и начинает перечень ветвей князей Оболенских.

Поэтому первый род с особым прозванием по счету «Бархатной книги» оказывается князей Курлятевых-Оболенских — от старшего сына князя Никиты Ивановича, Василия Никитича Курля, а вторым — князей Ногтевых, от второго его брата Андрея Ногтя.

   



   

«История русских родов»
О проекте
Все права защищены
2017 г.