История русских родов и дворянства

Алфавитный указатель родов:

Поиск по фамилии:

Бабичевы князья Барятинские князья Бритые-Бычковы князья Бахтеяровы князья Буйносовы князья Белозерские князья Белосельские-Белозерские князья Барбашины князья Боровские князья Барклай-де-Толли-Вейрман князья Болховские князья Барановы графы Бенингсен графы Бестужевы-Рюмины графы и дворяне Бутурлины графы и дворяне Багратионы князья Боярские (Баярские) князья Брюлловы дворяне Булатовы дворяне Булгаковы дворяне Бухвостовы дворяне Бартеневы (Бортеневы) дворяне Бахметевы дворяне Безобразовы дворяне Бекетовы дворяне Беклемишевы дворяне Болтины дворяне Баташевы купцы Бардыгины купцы Бахрушины купцы Боткины купцы Балины купцы Баскаковы купцы Беловы купцы Булычевы купцы Бурылины купцы

   

Бухвостовы дворяне

(существующий род)

Дворянский род Бухвостовых известен был уже в XV веке, хотя родословие ветви, к которой принадлежал С. Л. Бухвостов, не дает нам возможности указать теперь в надлежащей точности и последовательности другие колена. Так, например, мы не можем указать даже, к одному ли и тому же роду принадлежали известные по разрядным книгам: Василий Иванович Бухвостов, воевода в казанском походе 1544 г., Иван Михайлович Бухвостов, бывший в шведском походе 1549 г., и Иван Константинович Бухвостов, убитый при осаде Казани. Мы и теперь даже решительно не в состоянии отнести Евстафия Дмитриевича Бухвостова, убитого под Смоленском (в 1634 г.), к одному роду с Григорием Дмитриевичем же, родоначальником ветви Бухвостовых, нам известной по родословию и составляющей прямой предмет настоящей статьи нашей. Однако мы не теряем еще надежды со временем доискаться до точных известий и самого происхождения фамилии. Тогда мы постараемся сообщить и окончательные результаты своих исследований с дополнениями, где требуется, прося теперь извинения за недостаточную полноту. Генеалогия и княжеских родов у нас далеко еще не разработана вполне, так где же требовать полноты от родословной рода дворян, никогда не игравших первых ролей в московской царской администрации.

Герб дворян Бухвостовых В ожидании дальнейших разъяснений позволим себе начать род с имени Григория,- хотя по отчеству нам неизвестного, но открываемого по сыну, Борису Григорьевичу, московскому дворянину, упоминаемому в боярских книгах под годами 1658—1677. Борис Григорьевич Бухвостов имел четырех сыновей: Леонтия, Степана, Кузьму и Василия Борисовичей. Из них Леонтий (старший) служил в конюшенном царском чине. Вторым был Степан, третьим — Кузьма (стряпчий 1671—1677 гг.), а младший — Василий (в 1668 году стряпчий, в 1671—1686 гг. стольник), бывший в 1674 г. головою в третьем приказе московских стрельцов. В год самодержавия Петра I он сделан думным дворянином, а потом был воеводою в Пскове и окольничим. Это самое известное лицо из всей фамилии в XVII веке. У него был сын Иван Васильевич, стольник, отец Льва Ивановича, капитана 2-го московского полка, женатого на Аграфене Петровне, по смерти его вышедшей снова замуж за поручика Ивана Карамышева. От брака Льва Бухвостова родились три сына и дочь Анна, бывшая за поручиком Алексеевым. Сыновья: Александр — в чине прапорщика, Петр — московский прокурор и Иван (род. 1728 г.) — капитан, оставивший двух сыновей: Ивана и Петра. О включении сына последнего — Дмитрия в родословную кн. возникло дело (по Саратовской губернии, 1847 г., № 21, по архиву департамента герольдии). Это и была тульская ветвь фамилии Бухвостовых.
Потомства от Кузьмы Борисовича мы не знаем, но имеем представителей пяти поколений от Степана Борисовича, оставившего шесть сыновей: Ивана, Моисея, Даниила, Никиту и Михаила. Потомство оставили двое первых: у Ивана были две дочери: Ирина — за Пущиным да Марья — за Валуевым и сыновья: Кондратий (стольник 1689—91 г.) и Марк, детей которых мы не знаем. У Моисея Степановича было три сына: Гавриил, Иван и Федот, служивший в артиллерии и выпущенный в отставку подполковником, у которого были сыновья: Афанасий, сержант, и Никита, оба служившие в гвардии. У Никиты были сыновья Семен и Леонтий. У Ивана Моисеевича было только четыре дочери: Авдотья 1-я (за Каурчиным), Авдотья 2-я (за Станкеевым), Матрена (за Шушериным) и Настасья (за Лебедевым). У Гавриила же Моисеевича был один сын Николай, служивший в гвардии рядовым и оставивший дочь Василису (замужем за Ломакиным) и сына Гавриила, кирасирского ротмистра.

Переходим к потомству старшего сына Бориса Григорьевича — Леонтия Борисовича. Он был отцом трех сыновей: Ивана, Сергея (не оставивших потомст-ва) и Флора, ротмистра рейтарского строя, род которого продолжается. Сергей Леонтьевич Бухвостов (1659—1728 гг.), начавший службу в конюшенном штате, заменил отца, ничего не выслужившего под старость. Сергей, видя ненадежность там выслуги, в ноябре 1683 года записался первым в потешные к одиннадцатилетнему царю Петру I, за это впоследствии прозвавшему его «первым русским солдатом». Сергей Бухвостов был в Кожуховском походе, в обеих кампаниях азовских и к началу Северной войны дослужился до капрала. Нотеборг, Архангельск, Нарва, Лесное, Доброе, Полтава — ряд подвигов гвардии и отличий «первого русского солдата», повышенного в капитаны артиллерии к концу славной борьбы царя со шведским Алкидом, завершенной бегством в Турцию. Померанская кампания — именно взятие Штетина — положила предел боевому поприщу заслуженного воина. Под Штетином получил он до того тяжелую рану, что Петр I, признательный к заслуге и входя в положение искалеченного храбреца, произвел его в майоры артиллерии с зачислением в петербургский гарнизон, где и пробыл «первый русский солдат» до смерти своей, пережив государя-благодетеля своего тремя годами. После Ништадтского мира Петр I велел скульптору графу Растрелли сделать бронзовый бюст С. Л. Бухвостова, при Анне переданный на хранение в академию наук, где с него нарисовал и награвировал портрет «первого русского солдата» один из почитателей его памяти — М. И. Махаев. Гравюра Махаева с подписью на русском и французском языках, излагающею акты из жизни Бухвостова — впрочем, с весьма важными ошибками — составляет редкость, так как доска неизвестно где, а оттиски в продажу не поступали и число их в обращении очень невелико. «Первый русский солдат» никогда женат не был и завещал свой скромный достаток брату Флору, оставшемуся единственным продолжателем своей фамильной ветви.

У Флора Леонтьевича было четыре сына: Михаил и Борис — ротмистры рейтарского строя, Воин, в рейтарах дослужившийся до чина поручика, да Василий, за болезнею не служивший совсем, но женатый и оставивший двух дочерей: Дарью (замужем за Ширяевым) и Марью (за Комаровым). Старший из братьев — Михаил имел трех сыновей: Адриана, Степана и Артемия, из которых потомство осталось от второго. Именно было три сына и две дочери (Анна и Прасковья). Из сыновей его старший — Петр, надворный советник, был отцом двух сыновей и двух дочерей (Прасковьи, бывшей за Казадаевым, и Анны — за Ивановым). Старший из сыновей — Яков, гвардии поручик, женатый на Марье Сергеевне, урожденной Байковой, от брака с нею тоже оставил дочерей, вышедших в замужество за Лефнера, Васюкова, Черкесова и Элевтерова. Так что род Петра Степановича Бухвостова прекратился. Тоже не оставил потомства и второй брат его — Михаил. Род продолжался до настоящего времени от третьего брата их — Степана Степановича, подпрапорщика великолуцкого батальона, женатого на Пелагее Ивановне Алексеевой и имевшего трех сыновей, из которых средний (второй) — Александр Степанович (1796—1841 г.), герой Наварина, а потом чиновник гражданской службы (надворный советник) имел сына Николая, умершего штабс-капитаном (1865 г.), и двух дочерей. Детям старшей из них да младшей сестре (Надежде Александровне) с матерью оказана Высочайшая милость в память заслуг предка «первого русского солдата» по случаю юбилея Петра I. Особы, удостоенные монаршей милости, судя по родословию, у них находяще-муся, по старшинству действительно ближайшие потомки Серг. Л. Бухвостова, фамилию которого они носят.

Существует, впрочем, и потомство от второго сына Флора Леонтьевича — Бориса; он был отцом пяти сыновей: Семена, Ивана, Григория, Емельяна и Никифора. От старшего из них род не мог продолжиться, так как он оставил одну дочь Федосью, вышедшую за Лихачева. Двое младших братьев тоже показаны в родословной табели без потомства совсем. Третий брат Григорий, поручик при отставке, оставил двух сыновей и дочь. У второго же из братьев — Сергея было два сына: Петр и Иван (капитан), как представители ветви от Михаила Флоровича — помещика Псковской губернии. Второй сын Бориса Флоровича — Иван Борисович, премьер-майор артиллерии, испомещен был вместе с братьями тоже в Псковской губернии. Он оставил двух дочерей (из которых старшая — Елена была за Коханским) да сына Матвея, капитана армии. У Матвея был сын Яков, а у Якова — Василий, от двух браков оставивший двух дочерей да четырех сыновей: Виктора, Михаила, Николая и Павла Васильевичей Бухвостовых.

Помещаемый теперь герб фамилии дворян Бухвостовых в «Гербовнике» не находится. Его употребляла фамилия с начала XVIII века, судя по характеру орнаментов щитка. На нем представляется олень с мечом в передних ногах, держимым острием вверх. Ни цвета поля гербового щита, ни колеров намета обозначить мы также не можем по получении рисунка герба только с печати. Гербовый щиток увенчан дворянским шлемом и короною, и в нашлемнике представлена возникающая рука, державшая ключ кольцом вверх. Не намек ли на Шлиссельбург (Ключ-город) вырезал на печатке своей «первый русский солдат».

   



   

«История русских родов»
О проекте
Все права защищены
2017 г.