История русских родов и дворянства

Алфавитный указатель родов:

Поиск по фамилии:

Голенины князья Горчаковы князья Голубые князья Глазатые князья Горбатые князья Гагарины-Стурдза князья Голибесовские князья Гундоровы князья Гагарины князья Голицыны князья Головины графы и дворяне Голенищевы-Кутузовы графы и дворяне Голиковы дворяне и граждане Губонин купец Горбуновы купцы Гореловы купцы Гучковы купцы Гарелины купцы

   

Голиковы дворяне и граждане

(существующий род)

С фамилиею Голиковых в нашей истории XVIII века оказываются деятели, принесшие пользу обществу личною службою делу, которому обрекали они себя. Таковы Голиковы — купцы курские. Из них один — Иван Ларионович, вступив в компанию с другим, настолько же предприимчивым тружеником — Григорием Ивановичем Шелеховым, влиял на развитие русского мореплавания по Тихому океану и, воспользовавшись открытиями товарищем его земель на общие средства компании,- по смерти партнера стал во главе обширнейшего акционерного общества, составив «североамериканскую компанию». Родственник же дальний Ивана Ларионовича — Иван Иванович Голиков посвятил большую часть жизни своей на собирание известий о Петре Великом. Он успел составить и напечатать колоссальный сборник известий, анекдотов и документов о нашем Царе-Преобразователе под титулом «Деяния Петра Великого».

Герб дворян Голиковых Составитель «Деяний Петра Великого» пожалован не был в чин надворного советника — что в конце XVIII века несомненно давало бы право на возведение в дворянство, ибо тщательнейшие разыскания наши ничего не открыли для уяснения вопроса: сделался ли дворянином Иван Иванович Голиков? Точно так же — за ненахождением производства о возведении в дворянство — не можем мы ничего сказать по этому предмету и об Иване Ларионовиче Голикове, хотя он вместе с Шелеховым по указу 12 сентября 1788 года кроме награждения золотою медалью получил и серебряную шпагу. Дело тут, конечно, не в том, что оба лица эти, как заслуженные деятели, по наградам, им пожалованным, не имели бы права быть дворянами. Пожалование шпаги давало возможность получения чинов, а чин коллежского асессора уже давал дворянство. Жена Шелехова — партнера Ивана Ларионовича Голикова — даже выхлопотала дворянство себе и потомству по смерти мужа, но Голиковы о том не ходатайствовали, кажется. С фамилиею же Голиковых получило дворянство постороннее для них лицо — однофамилец.

Это был сын секретаря Костромской провинции, Климент Гаврилович Голиков, просивший о возведении в дворянство и даче герба непосредственно за получением чина надворного советника, в царствование Павла I. В дворянство возведен этот Голиков 21 января 1798 г. и получил помещаемый нами герб. Герб этот представляет в лазуревом поле восьмиугольную серебряную звезду, сверх которой горизонтально положен (скрывая под собою два ее луча) пояс красного цвета На поясе же этом изображены две золотые пчелы, летящие вправо. На гербовом щите дворянский шлем с короною. В нашлемнике три белых страусовых пера. Намет лазуревый с подложкою серебром.

Климент Гаврилович Голиков, обладатель герба этого, начал службу 1 февраля 1780 года в костромском губернском правлении. В 1780 году он сделан секретарем ярославского и вологодского генерал-губернатора Кашкина, а в 1796 году в чине титулярного советника переведен в штат бывшего таврического и Вознесенского генерал-губернатора князя Зубова секретарем; 30-го же декабря того же года перешел секретарем в сенат, к генерал-прокурорским делам. Следующий чин и чин надворного советника пожалованы ему всего в продолжение 4-х месяцев, а там и — дворянство. Можно сказать смело, что новый дворянин был делец в полном смысле этого слова, и способности его оценяемы были высоко. С воцарением Александра I он оказывается обер-прокурором и вскоре затем действительным статским советником. Он умер около 1815 года, далеко не старым, оставив жену Александру Алексеевну, урожденную Панову, лет 35-ти. В 1819 году она имела только 39 лет от роду и кроме двух замужних дочерей — Марьи Клементьевны (22-х лет) и Екатерины Клементьевны (21-го года) — за полковником Дуровым — имела еще четырех дочерей: Прасковью — 15-ти, Анну — 14-ти, Александру — 13-ти и Устинью — 11-ти лет, да четырех сыновей. Старший из сыновей был Гавриил (род. 20 мая 1807 года); за ним следовали Николай (род. 1810 г.), Клементий (род. 3 июня 1812 г.) и Григорий (род. 6 декабря 1815 года).
В наследство многочисленному потомству трудолюбивый делец (сын приказного) оставил только 3270 душ в четырех губерниях! За женою и на ее имя было всего 1508 душ, а самые большие населенные имения были у Голикова в Тульской губернии.

По Тульской губернии значатся помещиками и сыновья бывшего обер-прокурора, у которого были еще два брата, получившие дворянство: Матвей Гаврилович Голиков, надворный советник (1802 г.), секретарь тульской духовной консистории, и Федор Гаврилович, сенатский протоколист (1802 г.), женатый на Дарье Дмитриевне. Братья обер-прокурора — тоже дворяне Тульской губернии.

Старший из сыновей Голикова, получившего герб — Гавриил Клементьевич, был полковником; брат его Клементий — поручиком, а Григорий — губернским секретарем. Когда (в 1842 г.) внесены Голиковы во П-ю часть родословной дворянской книги по Тульской губернии, Григорий Клементьевич внес в родословие свое сына Павла Григорьевича да дочерей Людмилу (род. 1838 г.) и Софью (род. 1840 года). Клементий Клементьевич, женатый на дочери чиновника VII класса Елизавете Павловне Колзаковой (с 20 января 1835 г.), в 1843 году внес в родословие детей: Якова (8-ми л.) и Клементия же (5-ти лет). У Федора Гавриловича в 1805 году родился сын Михаил Федорович Голиков, впоследствии ротмистр, женатый на дочери князя Григория Николаевича Волконского — княжне Анне Григорьевне (1827 г.). От брака их были дети: Елизавета (род. 5 января 1828 г.), Николай (род. 20 апреля 1830 г.) и Дарья (род. 12 декабря 1831 г.), внесенные в III часть дворянской родословной книги по Тульской губернии (дела архива департамента герольдии по Тульской губернии 1845 года, № 53 и 1848 г., № 7).

Что касается рода курских граждан Голиковых — общих родных автора «Деяний Петра I» и основателя «североамериканской компании«- мы, говоря о Голиковых дворянах, все же с своей стороны считаем долгом сообщить и о них кое-какие известия, впрочем далеко не обстоятельные и не полные.

Иван Ларионович Голиков, курский купец, был зять купца Ивана Лоскутова, умершего, не дождавшись уплаты от казны следовавших ему с нее 20 000 р. За этот долг зятя выпросил себе Иван Ларионович Голиков право быть публичным нотариусом (указ сената 2 июня 1759 г.). Впоследствии он был городским головою в Курске и в 1775 году вызывался взять на откуп от казны продажу вина в Тобольске по той же цене, по которой отдавали предшественнику его. В совете министров Екатерины II большинство голосов подано было за проект Мельгунова: устроить в Сибири казенные винные заводы и не отдавать на откуп вина. С 1779 по 1783 год винный откуп в обеих столицах оставался за двоюродными братьями Иваном Ларионовичем и Михаилом Сергеевичем Голиковыми, называвшимися коронными поверенными. У них же приказчиком в петербургской главной винной конторе был Иван Иванович Голиков — двоюродный брат обоих предыдущих. Откупщики Голиковы выписали через Ригу вместо С.-Петербурга значительное количество французской водки, а когда там, в таможне, заарестовали их корчемный товар, они старались его выручить, заявляя, будто бы он назначен был к Выборгскому порту? Этого, однако, исследование не подтвердило.

Такое же выгораживание себя из беды усилило только вину их. Так что суд приговорил, кроме конфискации французской водки, наложить арест и на все их торговые заведения в столице. Тогда-то Иван Иванович Голиков посажен был в тюрьму и освобожден из нее по манифесту в день открытия памятника Петру I. Неожиданное освобождение в память великого государя решило вопрос о цели дальнейшей жизни и деятельности будущего автора «Деяний": он, уже не имея права торговать, занялся собиранием известий о Петре I. Екатерина II открыла усердному разыскивателю «Кабинет Петра Великого": собрание документов, адресованных на имя гениального преобразователя, да писем и собственноручных заметок его. Теперь кабинет Петра Великого, заключающий в двух отделениях около стапятидесяти фолиантов переплетенных рукописей в лист, помещены в государственном архиве при министерстве иностранных дел. Голиков занимался этими документами еще во время нахождения их в Петропавловской крепости, в архиве старых дел. Там же далеко еще не все найдены были книги документов Петра I. С пропусками было второе отделение, наиболее интересное и заключающее в себе особенно богатый материал для характеристики трудов самого Петра I и его ближайших сотрудников. Этим частию мы и можем объяснить себе необходимость для Голикова многое неизвестное ему неудачно пополнять догадками, когда на самом деле существуют теперь в книгах кабинета Петра I документы, прямо разрешающие всякое недоумение. Ленивым и оттого небрежным заведомо мы не позволим себе считать собирателя «Деяний». Недостатком эрудиции для безукоризненного выполнения подобной задачи — даже и не у нас в то время — Голиков, конечно, может быть укоряем. Но в этом обвинении заключается и полное оправдание его от излишних претензий со стороны придирчивых критиков, не принимающих во внимание положения трудившегося так бескорыстно.

Голиков свободен от упрека и за старание все излагать витиевато: он и хотел писать не другое что, как панегирик. А в то время понимали именно так возвышенность слога: в условиях панегирика. Как бы ни было, но после приступления к труду через восемь лет явился в
печати сборник Голикова, а еще через восемь лет вырос он до 30-ти увесистых томов в печати. Не подтвердилась по нашим розысканиям награда чином 7 кл. И. И. Голикова, умершего 68 лет от рождения в день воцарения Александра I. Им ператор Николай I особенно уважал труд И. И. Голикова и второе издание «Деяний» имел у себя настольного книгою, как рассказывали люди, близко знавшие привычки государя. Голиков действительно вполне достоин нашего увалсения. На внучке И. И. Голикова женат был В. Н. Каразин. Иван Ларионович Голиков казусом по винной торговле не был лишен отваги. Он в это время вступил в компанию в Иркутске с мореходом Шелеховым и купцом Мыльниковым и пожал плоды их общей предприимчивости, по смерти партнера своего, как мы выше заметили, создав «североамериканскую компанию» (учреждение ее последовало по указу 8 июля 1799 года). До окончательного осуществления этого громадного дела он не дожил, впрочем (умер 1805 года); не дожила и жена его Наталья Васильевна. Права акционеров-учредителей получили дети их и Шелехова. Из семьи Голиковых поименованы (при учреждении) как пайщики: две дочери Ивана Ларионовича да сын его Николай Иванович. Одна дочь была за воронежским фабрикантом Гордениным, другая — за князем Багратионом (Александра Ивановна). Брат их оставался еще в купечестве в 1817 г.

Дворянский род Голиковых еще должен продолжаться от бывшего директора комиссии Исаакиевского собора — действительного статского советника Николая Яковлевича Голикова (в 1864 г. 55-ти лет), начавшего образование в императорской академии художеств, а потом служившего по учреждениям императрицы Марии, смотрителем с-петербургского вдовьего дома. Он был сын чиновника и оставил потомство.

   



   

«История русских родов»
О проекте
Все права защищены
2017 г.