История русских родов и дворянства

Алфавитный указатель родов:

Поиск по фамилии:

Кольцовы-Мосальские князья Козельские князья Курлятевы (Оболенские) князья Кашины-Оболенские князья Коркодиновы князья Козловские князья Кропоткины князья Курбские князья Кубенские князья Касаткины князья Катыревы князья Карголомские князья Кирдяпины князья Костромского Галича (Мерьского) второй династии князья Кашинские князья Кантакузины князья, Сперанские графы Кочубеи князья и дворяне Кривоборские князья Ковровы князья Корецкие князья Корф бароны и графы Киевские, Пинские и Слуцкие князья Кутайсовы графы Кушелевы-Безбородко дворяне Куракины князья Кейстут и его потомство Кутумовы князья Кантемиры князья Кайсаровы дворяне Кокорев купец Крестовниковы купцы Карзинкины купцы Коншины купцы Куваевы купцы Кузнецовы купцы Казеевы купцы Красильщиковы купцы Коноваловы купцы Карякины купцы Каштановы купцы Кащенко купцы Королев купец Криводушины купцы Кудрявцевы купцы Куманины купцы

   

Кайсаровы дворяне

(существующий род)

По родословной, на точность которой — по крайней мере в первых поколениях — трудно положиться, родоначальником Кайсаровых оказывается выходец из Золотой Орды (неизвестно, впрочем, в чье царствование, но, судя по степеням потомков, не позднее XV века), известный нам только под христианским именем Григория. У него, однако же, оказываются сыновья татары, не все принявшие веру Спасителя. По крайней мере, трое из них известны только под татарскими именами: второй был Ротай, третий — Бедырь и четвертый — Порхач. В христианстве же первый (Битюг) и пятый (первоначальное имя которого неизвестно) названы Иванами, и род показан продолжающимся от младшего. Мы позволим себе допустить — конечно, покуда гипотезу — что род других сыновей, не поименованных в родословной, представленной ярославскою ветвью Кайсаровых, мог продолжаться в лице однофамильцев их, владимирских дворян и ярославских же, но других уездов. Утверждать, однако, гипотезу эту, хотя имеющую за собою всю вероятность истины, мы со своей стороны не решаемся. Позволим себе только заметить, что число колен (по крайней мере, в трех родословных разных ветвей) до людей, живших и действовавших в XVII веке — когда получали Кайсаровы поместья и вотчины за службу — довольно близко сходятся, чтобы заподозрить в натяжке или выдумке имен первых прародителей. А если имена эти рознятся, то потому, что сыновей родоначальника одних мы знаем под татарскими именами (в единственной родословной, указывающей Григория), а в других — по всей вероятности, те же лица с христианскими именами. Действительно, довольно трудно допустить, чтобы отец принял христианство в древней Руси, а сыновья оставались язычниками, принимая, между тем, нашу службу.

Герб дворян Кайсаровых Продолжая следить потомков младшего сына родоначальника Григория, мы находим у него одного только сына, но с именем христианским и народным — Булгака-Стефана, у которого тоже двуименные сыновья: Темир-Стефан и Никифор Бражник. У первого из них было четыре сына (Андрей, Стефан, Илья и Петр), и от первого находим мы опять трех сыновей (Прокофья, Никиту и Евфимия), из которых род продолжается от младшего в лице опять же трех сыновей (Андрея, Ивана и Устина). Из них старший (Андрей) сделался отцом пяти сыновей, уже пробивших себе дорогу службою. Два из них — восьмое колено от родоначальника — оказываются стольниками (Михаил и Иван Андреевичи Кайсаровы), а младший их брат (Петр) — капитаном солдатского строя. Сбивчивость и неточность поколенных записей представляет в это же время родоначальником другой ветви — именно владимирских дворян Кайсаровых — Ивана Андреевича, убитого под Смоленском и, судя по количеству четей поместья, никак не меньшего чина, как стольник; но со стольником одноименным не одно ли это лицо — здесь начинающее собою ветвь — решить трудно.

По общей родословной Кайсаровых указано, будто бы сыновья этого лица — Дмитрий да Иван — оставались всю жизнь жильцами — что совершенно невозможно для детей стольника — и что они умерли без потомства. Имея в виду такой казус, мы скорее позволим себе допустить тождество Ивана Андреевича Кайсарова, стольника, с родоначальником владимирской ветви, оставившим, кроме Василия, получившего отцовское поместье по царской грамоте 11 февраля 1635 г., еще другого — младшего сына Романа. Так как сын этого Романа — Иван унаследовал опять по грамоте (в 1660 г.) после дяди все его родовое поместье, не переходившее вполне в женскую линию или в род неблизких родственников. Этот Иван Романович Кайсаров (1721 г.) был отцом Александра Ивановича Кайсарова — оберкамердинера императора Петра II и потом Елизаветы Петровны, в чине полковника — и еще трех сыновей: Михаила, Семена и Федора Ивановичей. У Федора Ивановича, при дележе еще малолетнего, в 1740 г. родился сын Афанасий, а у него в свою очередь было три сына: Алексей (в 1807 г. в чине полковника и оставивший имения в губерниях: Владимирской, Саратовской, Пензенской, Нижегородской, Ярославской и Новгородской), богатейший человек из всей фамилии Кайсаровых, Александр (1825 г.) и Федор Афанасьевичи. Отец с этими тремя сыновьями вместе определением владимирского депутатского собрания (5 ноября 1791 г.) внесены, как представители древнего рода. Александр Афанасьевич оставил сына Ростислава Александровича, коллежского асессора, в 1845 г. представлявшего родословие свое.

Ярославская ветвь со своим родословным древом от предка после Андрея Ефимовича Кайсарова показывает продолжение линии в лице прямых потомков только двух сыновей этого лица: стольника Михаила Андреевича и капитана Петра Андреевича Кайсаровых. У первого из них показано три сына, из которых младший (Дмитрий Михайлович) дослужился до майора, средний (Андрей) был гвардии капрал и имел сына секунд-майора (Сергея Андреевича), из четырех сыновей которого третий — Петр Сергеевич Кайсаров, сенатор (2-го департамента сената), тайный советник — самое заслуженное лицо из представителей фамилии. Он в 1796 году показал себя владельцем 575 душ в уездах: Ряжском (Рязанской губернии), Моршанском (Тамбовской губернии) и Аткарском (тогда Астраханской, теперь Саратовской губернии).

Еще следует упомянуть происходящего из той же, вероятно, ветви (ярославско-пошехонской) статского советника Андрея Васильевича Кайсарова, начальника типографии казанского университета, во время оно писавшего для печати. Переходя к вопросу о владении предками Кайсаровых поместьями и вотчинами за службу московским государям, обратим внимание любознательных читателей на грамоты царей при пожаловании дворян Кайсаровых. Древнейшая из них дана царем Михаилом Федоровичем (в 1619 году) Адриану Львовичу Кайсарову за московское сидение в приход королевича Владислава под столицу. Пожалование по этой грамоте составляло 25 (с осьминою) чети в поле из дворцовых волостей Пошехонской округи, кроме вотчины. Праправнук этого лица — бригадир черноморского флота Иван Степанович Кайсаров предъявил в 1801 году старинный герб своей фамилии, нами здесь помещаемый, Высочайше утвержденный 4 октября 1803 года и вошедший в «Гербовник». Герб этот представляет в лазуревом поле серебряный ключ и наискось положенные на нем гладкие серебряные меч и стрелу остриями вверх. Намет лазоревый с белым.

   



   

«История русских родов»
О проекте
Все права защищены
2017 г.