История русских родов и дворянства

Алфавитный указатель родов:

Поиск по фамилии:

Кольцовы-Мосальские князья Козельские князья Курлятевы (Оболенские) князья Кашины-Оболенские князья Коркодиновы князья Козловские князья Кропоткины князья Курбские князья Кубенские князья Касаткины князья Катыревы князья Карголомские князья Кирдяпины князья Костромского Галича (Мерьского) второй династии князья Кашинские князья Кантакузины князья, Сперанские графы Кочубеи князья и дворяне Кривоборские князья Ковровы князья Корецкие князья Корф бароны и графы Киевские, Пинские и Слуцкие князья Кутайсовы графы Кушелевы-Безбородко дворяне Куракины князья Кейстут и его потомство Кутумовы князья Кантемиры князья Кайсаровы дворяне Кокорев купец Крестовниковы купцы Карзинкины купцы Коншины купцы Куваевы купцы Кузнецовы купцы Казеевы купцы Красильщиковы купцы Коноваловы купцы Карякины купцы Каштановы купцы Кащенко купцы Королев купец Криводушины купцы Кудрявцевы купцы Куманины купцы

   

Кропоткины князья

(существующий род, происшедший от смоленских князей)

Смоленский герб, данный княжескому роду Кропоткиных, лучше всяких доказательств подтвердить может признавание этой фамилии происходящею от князей Смоленских, т. е. из рода Мономаха. У третьего внука его — Ростислава Мстиславича был внук тоже Ростислав Мстиславич (в XII колене от Рюрика, 1167 г.), праправнук которого — Святослав Иванович (в XVI кол. от Рюрика) имел шесть сыновей. Младший из них — Василий Святославович, родной брат жены князя литовского Витовта Анны — должен считаться родоначальником Кропоткиных, происшедших от сына его — Дмитрия Васильевича, прозванного Кропотка, современника великого князя Василия Темного и Ивана III. Заметим здесь кстати, что от дяди предка Кропоткиных — князя Ивана Святославича — произошли князья Порховские, которых мы всех даже не знаем, хотя их вообще было немного. Известны нам только пять имен (даже четыре без отчеств) князей Порховских. Семен Порховской выехал из Литвы в Россию в 1442 г., Степан — едва ли сын, а не внук уже его (?) — при Василии (1509 года) посылался с войском из Великих Лук в Торопец. Князь Борис, может быть, брат предшествующего, утонул в реке под Казанью в одном из походов при Василии же. Он имел, должно быть, брата Дмитрия, сын которого — Данило Дмитриевич — последний из упоминаемых князей Порховских — был при Грозном (1555-58 г.) городничим в Свияжске, в 1551 году еще значась в числе боярских детей.

Герб князей Кропоткиных

Первые князья, начавшие писаться Кропоткиными, были Александр и Иван Дмитриевичи, родоначальники существующей старшей линии и младшей, уже угасшей, кажется. По крайней мере в ней после представителей XVI колена преемство нам неизвестно, и дела архива департамента герольдии не дают нам достаточных оснований судить безошибочно о происхождении князей Кропоткиных, не потомков майора Николая Алексеевича.

Такое положение дела о роде князей Кропоткиных не остановило нас теперь от сообщения всего известного нам, а напротив — заставило это сделать. Сами мы признаем свою несостоятельность указать, от кого происходят князья: 1) Михаил Алексеевич, бывший советником в рязанской казенной палате (1844 г.), статский советник (1839 г.), начавший службу в 1795 году, имевший сына, ротмистра гвардии (1837 г.); 2) генерал-лейтенант Алексей Иванович, сост. при министерстве внутренних дел, бывший председатель комиссии для словесной расправы между рядчиками в Москве; 3) Григорий Алексеевич (1851 г.), заседатель тамбовского приказа общественного призрения; 4) Михаил Степанович (1851 г.), корнет лейб-уланского полка; 6) Василий Семенович (1863 г.), бухгалтер рязанской гимназии; 7) Николай Семенович, председатель быковско-могилевского мирового съезда (1874 г.) и 8) Константин, в 1853 году выпущенный в офицеры из Михайловской артиллерийской академии. Помещаем мы перечень этот с целью вызвать разъяснения со стороны представителей фамилии — если угодно будет почтить нас ими — с целью восстановления вполне фамилии князей Кропоткиных в лице живых современников и за самое близкое к нам время. Нужно ли подобное выяснение генеалогических вопросов, относящихся до той либо другой фамилии, когда речь вся о представителях с самого начала делается предметом обстоятельного исследования — предоставляем решать желающим.

Оговорив, в чем заключаются для нас затруднения, обратимся к своей задаче -выяснения рода Кропоткиных с начала; но еще раз позволим себе заметить, что статью об этом роде в I части «Родословной книги» (стр. 190-8) князя П. В. Долгорукова находим мы и неполною и неточною. Мы, впрочем, следуем в «Истории родов» другому плану, чем «Родословная книга», по самой задаче своей — указывать заслуги и деятельность представителей фамилии, не всегда имея возможность приводить имена лиц по коленам, сплошь — поэтому должны расходиться само собою во многом с «Российскою родословною книгою».

О первых князьях Кропоткиных — Александре и Иване Дмитриевичах собрать сведений нам не удалось, хотя мы можем заключить безошибочно, что жили они при Иване III Васильевиче. У князя Долгорукова в I части «Родословной книги»(стр. 198) сказано ошибочно, будто Иван Дмитриевич пал в бою с меченосцами, разбитыми под начальством Плеттенберга, при Смолине Озере (13 сентября 1502 года), — это ошибка. В летописи убитым показан его племянник — князь Федор Александрович, старший брат которого — родоначальник старшей ветви — князь Андрей Александрович был вторым воеводою правой руки в ливонском походе 1501 г. Двоюродный же брат его, князь Андрей Иванович — родоначальник младшей ветви фамилии — действовал, как молодой еще человек, в конной рати, посланной царем Василием против казанцев в 1524 году, и подписался в числе дворян 1-й статьи под приговором собора 2 июля 1566 года об отказе в мире польским послам, с Никитою Ивановичем вместе быв поручителем по Шереметеве.

Старшая ветвь — от князя Андрея Александровича — пошла в лице двух его сыновей, из которых продолжателем рода был только старший — князь Иван Андреевич. Он с родным (по родословию непоименованным) братом Федором Андреевичем да с двоюродными братьями (детьми Андрея Ивановича, т. е. младшей ветви): Юрием, Петром, Василием и Андреем, тоже Андреевичами, поименованы в списке испомещенных Грозным и получивших по грамоте 2 октября 1550 года земли в Водской пятине, в Ростинском погосте. Сыновья же Ивана Андреевича — князья Петр и Никита Ивановичи были воеводами при Грозном. Первый — в Круцборге (1579 г.) и Чествине (1581 г.), на ливонской же Украйне, и в 1601 году окладчиком по Деревской пятине; а второй, отличившись еще в 1558 году в бою с венденскими обывателями, был наместником в Орешке (1576 г.) и воеводою в Красном (1584 года). В 1581 году еще упоминается другой князь Никита Иванович Кропоткин, бывший воеводою в правой руке у князя Ивана Юрьевича Голицына в новгородском походе; но в родословии показан один Никита Иванович. Указание такого документа, как разрядная записка, впрочем, должно быть признано больше уважительным, чем умолчание в родословии. Поэтому мы готовы признавать и у Ивана Андреевича (сына Андрея Ивановича) еще сына — Никиту, с которым должно быть уже пять сыновей у него, и этот-то второй — Никита Иванович был в 1601 году выборным в Городецком Спас. погосте. Умолчания есть и другие по родословию Кропоткиных в младшей ветви, которые мы укажем в своем месте. Никита Иванович потомства не оставил, так что старшая ветвь продолжалась только от Петра Ивановича — отца двух сыновей: Василия и Никиты Петровичей. Последний был «верстан окладом из новиков» в 1606 году, но оклад ему оставлен отцовский — 500 четвертей в поле. Продолжателем рода оказывается старший брат его — князь Василий Петрович, служивший уже в войске в 1573 году. В 1609 году был он в армии Скопина, в 1613 году получил прибавку к поместному окладу в 60 четвертей, в 1630,1632 и 1633 годах был воеводою в Угличе, а с 1636 по 1640 год писался дворянином по московскому списку. Он перебывал и еще на нескольких воеводствах при Михаиле, как видно по разрядным книгам (1621-22 года), в Бежецке и в (1627-28 года) в Ладоге. Умер он после уже московского собора, подписав решение об отказе в сдаче Азова туркам, в глубокой старости, лет 84 или 85, оставив трех сыновей: Александра, Василия и Федора Васильевичей. Из них первые двое только оставили потомство. Младший — Федор Васильевич, пожалованный царем Алексеем в стольники 26 марта 1655 года, убит в бою при Дерпте 29 июля 1656 года, кажется, холостым даже. Старший сын Василья Петровича — Александр Васильевич, стряпчий с 12 июля 1642 года, пожалован в стольники через год (12 июля 1643 года) и в 1650 году был воеводою в Сургуте, 1650-1654 гг. Он имел одного только сына — Никиту Александровича, о котором ничего не известно. Второй сын Василья Петровича — Василий Васильевич был дельный и толковый деятель современной гражданской администрации, так же как и военный человек. Будучи стольником царя Алексея Михайловича (взятый им к себе по смерти матери из ее штата), князь Василий Васильевич участвовал в походах витебском, полоцком (1654), рижском (1656), был воеводою в Воронеже (1651-54 гг.) и в Переяславле (1661-64 гг.) и в это время составлял по Рязани межевые книги. Он в 1670 и 1671 годах был в походах против Разина, в первый же год двоецарствия прибыл в Троицкий монастырь по вызову правительницы, а в 1687-1688 гг. воеводствовал в Нижнем. У него был один только сын — князь Михаил Васильевич, значившийся уже на службе жильцом в 1668 году, 2 июля 1672 г. пожалованный в стряпчие, а 30 мая 1676 года — в стольники и с 1682 г. состоявший в комнатных стольниках царя Ивана Алексеевича; был он и в Троицкой лавре по призыву правительницы с отцом своим. Он приходился по которой-то жене сродни Салтыковым, оттого и все походы совершал в полках под командою Салтыковых и со смертью царя Ивана уже не служил, пережив первые десятилетия XVIII века в поместьях. Из двух сыновей его, нам известных, старший — Иван Михайлович был в числе дворян, взятых с собой Петром I в первое путешествие по Европе, при великом посольстве. В Амстердаме Кропоткин с царем и Меньшиковым вместе работал на верфи Остиндской компании, но что с ним дальше случилось — нам неизвестно.

Мог быть его сыном Матвей Иванович, бывший отцом мичмана Ивана Матвеевича (род. 1786 года), оставившего сына Матвея же Ивановича (род. 6 декабря 1811 г.). По делу, возникшему об утверждении в княжеском достоинстве этих Кропоткиных (по Тульской губ., Арх. Деп. Герольдии, 1834 г., № 4), решение состоялось противное. В деле этом упоминаются указанные нами предки искателей княжеских прав, без родословной ветви впрочем, указывавшей непрерывную связь с известными представителями.

Что касается второго его брата — князя Алексея Михайловича, оставленного в чине капрала в 1729 году и умершего в 1747 году, то он был отцом продолжателя рода князей Кропоткиных до наших дней — майора Николая Алексеевича и четырех дочерей: Анны (замужем за обер-провиантмейстером Матвеем Герасимовичем Окуловым), Елены (за бароном Шафировым), Евдокии (за майором Ильею Алексеевичем Лихаревым) и княжны Екатерины Алексеевны — девицы. Князь Николай Алексеевич от брака с Татьяной Ивановной (род. 10 января 1747 года и 16 мая 1809 г.) имел сына Петра Николаевича, титулярного советника, служившего в ополчениях во время войн с Наполеоном. Он служил в полку с 1790г. по 6 декабря 1796 г. и уволен с первым офицерским чином. Князь Петр Николаевич (род. 23 декабря 1771 г. и ум. 12 июля 1826 г.) от брака с дочерью князя Гагарина (Алексея Ивановича, тайного советника) — княжною Прасковьею Алексеевною (ум. 1 января 1850 г.) имел не двух сыновей, как показано в «Русской родословной книге» князя Долгорукова (часть I, стр. 198), а трех, да двух дочерей, бывших (при смерти отца) еще девицами. Дети князя Петра Николаевича были: 1) князь Николай Петрович (род. 2 апреля 1802 года), в 1828 году поручик в отставке, женат на Екатерине Петровне и имел сына — князя Дмитрия Николаевича, род. 19 января 1836 г., генерал-майора свиты Его Императорского Величества, харьковского губернатора, злодейски убитого в Харькове; 2) Князь Дмитрий Петрович, род. 1803 г., капитан, от брака с Елизаветою (а не Екатериною, как ошибочно сказано в родословной книге князя П. Долгорукова) Ивановною Дороховой (род. 6 сентября 1803 г. и ум. 3 апреля 1836 г.) имевший детей: Петра Дмитриевича (род. 26 января 1828 г.), можайского предводителя дворянства, Николая (род. 21 декабря 1830 г.) и Ивана (род. 9 апреля 1832 г.); 3) Князь Алексей Петрович, полковник и георгиевский кавалер в 1852 г. (род. 20 августа 1805 г.), в браке с Екатериною Николаевною Сулима (с 25 октября 1832 г.) имел детей: князя Николая Алексеевича, род. 7 июля 1834 г., княжну Елену Алексеевну (род. 1835 г.), князя Александра Алексеевича (род. 14 августа 1841 г.) и князя Петра Алексеевича (род. 27 ноября 1842 года).

Другие живые представители старшей ветви, по нашим сведениям, приурочены быть не могут — еще раз повторим — за неимением нами указаний.

Обратимся к младшей ветви фамилии князей Кропоткиных от князя Андрея Ивановича. Третий сын его — князь Василий Андреевич, вместе с братьями испомещенный по грамоте Грозного 3 октября 1550 г. в Водской пятине, служил в числе городовых дворян по Новгороду и убит в 1608 году. Он прозывался Косой, владел на поместном праве участком земли в 20 обеж новгородского счисления земли и оставил четырех сыновей: Дмитрия, Ивана, Андрея и Василия Васильевичей. Старший из них — Дмитрий Васильевич в 1559 году был уже головою стрелецким и разбил остаток ливонцев, ушедших с побоища на Эмбахе. Иван Васильевич по десятному списку 1601 года числился еще новиком в службе, отличился при осаде Тулы в 1608 году; за бой на Пресне (в Москве) и рану, полученную при этом, да за смерть отца-героя получил полный его оклад поместный — 700 четьи. Вероятно, это было уже не при жизни старшего брата — бойца, как можно догадываться, рано положившего в бою голову и оттого беспотомственного. Службы следующего по нем брата — Андрея Васильевича — неизвестны, и потомства не оставил он, вероятно, живя недолго, а младший брат — Василий Васильевич оставил одного только сына — Данилу Васильевича, зачисленного в службу с состоянием в отцовском окладе в 1619 г. и умершего в 1637 году, т. е. вскоре после отца, в средних летах. Сын этого лица был составитель (1660 года) переписной книги дворцовых волостей Шелонской пятины — Иван Данилович, имевший одного только сына — князя Афанасия Ивановича, дворянина московского в 1692 году, жившего еще в начале XVIII века, но о дальнейшей судьбе его и его потомстве нам ничего не известно.

О потомстве старшего брата князя Василия Васильевича — Ивана Васильевича сведения не простираются и настолько даже. Из двух сыновей его Юрий Иванович совершенно неизвестен, а Никита Иванович оставил одного только сына — князя Семена Никитича, воеводу при Шуйском в 1606 году, писанного с окладом в 600 четьи. После междуцарствия память о нем исчезает.

Продолжателями младшей ветви по родословию оказываются роды Андрея и Ивана Андреевичей.

Андрей Андреевич имел одного сына — Федора Андреевича, оставившего одного же сына — Ивана Федоровича, отца Ивана Ивановича, дворянина московского (1640 г.), из стольников патриарших взятого царем Михаилом к себе. Этот князь Иван Иванович (по родословию № 39) будто бы был родителем Дмитрия Ивановича и Якова Ивановича, московского дворянина в 1677 году и стольника в 1680 г. Нам это кажется тем невероятнее, что князь Яков Иванович, разумеется не старым еще сделанный стольником, пережил все царствование Петра I и II и при Анне был, в 1740 г., президентом Сыскного приказа из обер-штер-кригс комиссаров (указ 11 сентября 1740 г.). На этом Якове Ивановиче сведения о ветви от Андрея Андреевича у нас прекращаются.

В самый младший род — князя Ивана Андреевича (сына князя Андрея Ивановича) — по нашему мнению, не следует включатъАфанасия Ивановича, так как это лицо в самых десятных списках называется сыном Большого Ивана Андреевича, т. е. представителем старшей ветви. Но до тех пор, пока окончательно не разъяснится эта ошибка родословий, мы по необходимости должны считать его в младшей ветви, хотя самые службы его показываются значительно ранними перед Михаилом Ивановичем Большим, старшим сыном Ивана Андреевича младшего. Этот Михаил Иванович, показываемый по родословию (см. «Русскую родословную книгу» князя Долгорукова, стр. 196,1 часть) старше Афанасия Ивановича, служил с 1606 года и в 1622 году состоял еще в статье дворян московских, тогда как князь Афанасий Иванович был уже головою в 1567 г. и вторым воеводою на Чествине (на ливонской Украйне) в 1579 и 1580 годах, а дальше о нем ничего не известно. Без Афанасия же Ивановича младшая линия князей Кропоткиных — при бездетстве князя Михаила Ивановича младшего (Кеки) — сосредоточивается на потомках их среднего брата Федора и старшего Михаила Ивановича. Князь Михаил Иванович Большой имел одного сына — князя Кузьму-Воина, воеводу в Шуе 1617 г., 1622 г. в Коломне, в 1624 г. в Новом Торгу, в 1625 г. составлявшего писцовую книгу по гг. Туле и Крапивне и при новом назначении на воеводство в Торжке 1629 года. У него было три сына: Иван Большой, бездетный дворянин московский 1640 года, Иван Меньшой и Алексей, стряпчий 1641 года, в 1686 г. дворянин московский, имевший трех сыновей: Петра Алексеевича, стряпчего 1682 г., стольника 1685 года, битого кнутом за подлог, Федора Алексеевича, в один год с старшим братом произведенного в стряпчие (1682 года) и раньше двумя годами (1683 года) в стольники, да князя Михаила Алексеевича, стольника 1690 года, пострадавшего в 1706 году по случаю бегства к шведам изменившего его племянника — князя Василия Петровича, поручика в драгунском полку Шомбурга.

Оставивший потомство, Иван (Немой) меньшой, верстанный окладом по службе в 1668 году, имел сыновей: Ивана и Давыда Ивановичей, о которых нам неизвестно. Князь Федор Иванович имел одного только сына — Степана Федоровича, получившего оклад 350 четьи в 1621 году и убитого в 1634 году, оставив тоже одного сына — Степана же Степановича, у которого был сын Макар-Богдан и внуки: Никита и Терентий Богдановичи (Макаровичи и даже Марковичи в списках), о которых и о дальнейшем их потомстве ничего по делам архива департамента герольдии покуда не разъясняется.

Герб князей Кропоткиных — тот самый, который дан Смоленской губернии: в серебряном поле черная пушка на золотом лафете, поставленном на зеленой траве, а на пушке — райская птица. Щит гербовый помещен на развернутой княжеской мантии и увенчан российскою княжескою шапкою («Гербовник», часть V, № 2). Ходатайство о гербе и родословии начал в 1787 году секунд-майор князь Николай Алексеевич Кропоткин, род которого поэтому хорошо и выяснен.

   



   

«История русских родов»
О проекте
Все права защищены
2017 г.