История русских родов и дворянства

Алфавитный указатель родов:

Поиск по фамилии:

Путятины князья Пожарские князья Прозоровские князья Пеньковы-Ярославские князья Приимковы и Гвоздевы князья Пужбольские князья Палицкие (Палецкие) князья Пестрые князья Пронские князья Порыцкие князья Пален графы и бароны Панины графы и дворяне Протасовы графы и дворяне Прутченко дворяне Полутовы купцы Посылины купцы Протопоповы купцы Прохоровы купцы

   

П

Путятины князья

(существующий род)

Князь Иван Семенович Путята со старшим братом Иваном Семеновичем Бабою, явившись в первый раз в Москву со вспомогательным войском к великому князю Василию Дмитриевичу для войны против татарского князя Куйдадата (в 1425 году), вторично приехали служить его сыну (в 1436 году) из Пскова «в своем безвремье», начавшемся по смерти шурина Бабы — Витовта (1430 г.). У этого Ивана Семеновича Путяты были три сына, князья: Василий, Иван и Дмитрий Ивановичи. Дети старшего князя Василия — Юрий и Дмитрий Васильевичи — были литовскими воеводами и взяты в плен 14 июля 1500 г. в битве Ведрошской. Князь Юрий был отпущен домой, в Литву, а князь Дмитрий остался в плену и умер в Москве, в тюрьме. Князь Юрий был женат на сестре князя Василия Ивановича Шемякина и имел сына — князя Дмитрия Юрьевича. Эта ветвь угасла, но остался род от младшего сына Путяты — Димитрия, при Иване III правившего (в литовском подданстве) Киевом. В «Родословии фамилии Путятиных» (по Тверской губ.) начало рода, в том виде, как указано там, принять нельзя: это расходилось бы с истиною. Князь Константин Иванович Острожский жил в XVI веке и не мог быть родоначальником (в IV еще колене?) лиц XV века.

Мы готовы принимать, что прямой потомок Путяты — князь Дмитрий Путятин принял подданство московское в 1503 году, но что он был, очевидно, внук, а не сын Путяты, у которого, кроме Дмитрия младшего, был средний сын — Иван Иванович, также в 1436 году не приехавший в Москву. Тогда, следуя родословию тверскому, мы должны были бы этого (II) Дмитрия Ивановича считать братом Ивана Ивановича и дядею князя Никиты Ивановича (XXII кол.), являющегося (по родословию тверской ветви князей Путятиных) продолжателем рода в Москве. Но, судя по счету колен, теперь вернее, кажется, будет признать князя Никиту Ивановича родным братом Дмитрия Ивановича, переселившегося в Москву, т. е. лицом XX колена. От Никиты Ивановича идет по тверской родословной князей Путятиных тринадцатое уже колено теперь. У Никиты Ивановича (XX кол.?) было пять сыновей (XXI кол.?): Петр, Матвей, Давыд, Василий и Федор Никитичи. Матвей не оставил потомства. Младший, Федор, имел сына Василия, дворянина московского 1677 г., и внучат — Федора и Гавриила. От старшего, Петра Никитича, известно потомство на шесть поколений, а от предпоследнего, Василия Никитича, и от среднего, Давыда, теперь продолжается род князей Путятиных.

Старшая ветвь рода Путятиных от Петра Никитича продолжалась его сыновьями (XXII кол.): Михаилом и Семеном Петровичами. Михаил имел пять сыновей (XXIII кол.): Семена, Михаила Быка (имевшего только сына Якова, а прочие братья его совсем бездетны, о которых выше говорено), Матвея, Ивана и Василия Михайловичей.

Ветвь от Семена Петровича протягивалась еще на четыре колена далее, и как знать — не продолжается ли теперь в дворянском роде этой фамилии, мало обследованном при беспечности потомков, утративших княжеское достоинство неизвестно когда.

У Семена Петровича (XXII кол.) был один сын Семен же, а у Семена Семеновича — Иван Семенович, прозванием Моль (XXIV кол.), отец не четырех, как показывает тверское родословие, а шести сыновей (.XXV кол.,): Даниила, Богдана, Юрия, Романа, Гавриила, Ивана (дворянина московского 1636 г.) и Федора — отца Ивана и деда Степана Ивановича (XXVII кол.), стольников двуцарственников (1692 г.), у которого было два сына: Андрей (бездетный) и Алексей Андреевич — отец беспотомных Алексея и Петра Алексеевичей (ХХIХ колена).

Продолжателем рода из других сыновей Моля, кроме Федора, был Богдан один. У него было два сына (XXVI кол.): Алексей и Никита Богдановичи. У Алексея был один только сын Дмитрий, а у Никиты — два сына: Тимофей, отец Ивана Тимофеевича бездетного, как и бездетный брат Григорий Никитич, стольник царицы Евдокии Федоровны (1692 года).

Род Давыда Никитича, продолжающийся доныне, составляет в фамилии собственно вторую ветвь, потому что от старшего сына Давыда — Григория потомство не пошло дальше сына его Андрея; младший же брат Григория и Матвея — Дмитрий Давыдович был беспотомный. Поэтому продолжателем рода оказывается Матвей Давыдович, имевший в свою очередь тоже трех сыновей (XXIII кол.): Дмитрия, продолжателя рода, и бездетных Андрея и Федора. Дмитрий Матвеевич был отцом продолжателя рода Семена Дмитриевича и бездетного Ивана (XXIV кол.). Семен Дмитриевич имел одного сына — Дмитрия Семеновича (XXV кол.), отца: стольника (1658-76 г.) Григория Дмитриевича и дворянина московского (1676-77 г.) Василия Дмитриевича (XXVI колена).

Григорий Дмитриевич был отцом (князей XXVII кол.): Юрия Григорьевича, стряпчего в 1692 году, и Ивана Григорьевича, стольника в 1686 году. У Юрия было два сына: Никита и Андрей; у Никиты было двое же сыновей: Алексей и Иван; у Алексея Ивановича (ХХIХ кол.) дети (XXX кол.): Иван, Никита и Алексей Алексеевичи, а у Алексея Алексеевича четыре сына (XXXI кол.): Петр, Сергей, Александр и Иван Алексеевичи. Из них потомство есть: у Петра — сын Алексей (XXXII кол.), у Сергея — сыновья Александр и Алексей и шесть дочерей, у Александра — пять дочерей и сыновья: младший — Дмитрий (род. 1834 г.) и старший — Сергей (род 1832 г.), депутат дворянства Вышневолоцкого уезда, от брака с Натальей Алексеевной Вельяминовой-Зерновой имеющий сына Михаила (род. 2 января 1861 года). От младшего сына Юрия Григорьевича — Андрея Юрьевича (XXVIII кол.) — род не продолжался дальше двух его сыновей (XXIX кол.) — Якова и Дмитрия. Род же от Ивана Григорьевича (XXVII кол.) продолжается и теперь. У Ивана Григорьевича было два сына (XXVIII кол.): бездетный Юрий, младший, и старший — Максим Иванович, бригадир при Петре I, женатый на Елене Макаровне, помещице Ржевского уезда. У них был один сын — Василий Максимович, женатый на Дарье Егоровне фон-Визиной, тетке сатирика. От этого союза родились: дочь Анна и четыре сына (XXX кол.): Степан, женатый на Любови Ивановне Милюковой, Михаил, капитан, погибший в бою со скопищами Пугачева, Александр, владелец с. Сбоева, капитан, женатый на Наталье Панфиловне Бирюлевой, и Николай Васильевич, от брака с Натальею Сергеевной Левашевой оставивший четырех дочерей. У Александра Васильевича было три сына и пять дочерей. Третий сын его — Александр Александрович (род. 1811 г.) оставил дочь Елизавету и сыновей Александра и Николая Александровичей.

А старший — Степан Васильевич имел пять сыновей: бездетных Михаила, Владимира и Платона, да оставивших потомство: Дмитрия Степановича, от брака с Надеждою Евграфовною оставившего сына Владимира (род. 1829 г.) и Арсения Степановича, предводителя дворянства Вышневолоцкого уезда, от брака с Марьею Ивановною Мельницкой, владелицей с. Бологое, имеющего сына князя Павла Арсеньевича (род. 4 октября 1837 года), археолога, члена императорского археологического института, женатого на второй жене и имеющего детей обоего пола.

Герб князей Путятиных

Младшая ветвь князей Путятиных от дворянина московского Василия Дмитриевича теперь едва ли не угасла (?); по крайней мере, мы не знаем, было ли потомство от праправнука третьего сына родоначальника этой ветви — Артемия Васильевича, только и доходящей до нашего века. Старший Иван и младший (5) сын Василия Дмитриевича — Василий Васильевич, стряпчий 1692 г.- не оставили потомства. Второй сын родоначальника — Михаил Васильевич, женатый на Федосье (?), имел двух сыновей: бездетного (младшего) Федора и (старшего) Ивана, отца Николая и Якова Ивановичей (XXIX кол.) — бездетных же; четвертый брат Михаила Васильевича — Семен Васильевич, стольник 1692 г., оставил четырех сыновей: Петра Меньшого (4) бездетного, Петра Большого (3), имевшего только дочь Прасковью, Ивана (2), имевшего сына Алексея, и Василия (1), отца Петра и Михаила Васильевичей. У Артемия же Васильевича, служившего при Петре I, было три сына: бездетные (1) Тимофей, (3) Алексей и (2) генерал Авраам Артемьевич, оставивший бездетных (3) Ивана и (2) Николая, тайного советника, и (1) Алексея, отца четырех сыновей и дочери Анны. Старшие сыновья его — Петр и Александр бездетны, младший — Степан имел только дочь Марию, а третий — Лаврентий — четырех дочерей и сына Алексея (род. 17 марта 1816 г.).

В XVII веке Путятины не поднимались выше стольников. В XVIII веке из них были генерал-губернаторы, например (XXVIII кол.), Авраам Артемьевич, сын которого, Николай Авраамович, был тайным советником. А в нынешнем столетии князья Путятины предводителями дворянства служат по выборам в Тверской губернии, вмещающей большинство имений, принадлежащих этой фамилии.

Один из Путятиных — князь Григорий Васильевич — был воеводою в Юрьеве-Ливонском в 1561 г., в Ругодеве — в 1567 году, потом последовательно — наместником в Порхове, Орле и Орешке. Князь Григорий Давыдович был воеводою в Нарве в 1566 г., в Ругодеве — в 1571 году и наместником в Орешке в 1574 году. Князь Михайло Михайлович Путятин, по прозванию Бык, был осадным воеводою в сыновей: Христофа, Филона, Михаила, Александра, Стефана и Богдана да дочь Христину, вышедшую замуж за Януша Кишку, напольного гетмана Литвы, воеводу полоцкого. Она умерла 1640 г., и погребение ее было поводом издания панегирика под заглавием: «Тени траурные после ясных лучей». Из братьев Христины Кишки Филон был староста трокский, а Христофор — последовательно каштелян полоцкий и Мстиславский, ранее же (1609 г.) староста езерицкий, избранный в депутаты в комиссию для пересмотра литовского статута. В 1616 году Христофор Друцкий-Соколинский обнес валом замок Езерицы, в 1621 г. опять был депутатом на сейме и ездил послом в Рим и Вену; затем производил он следствие об убийстве Иосафата Кунцевича, женат же был на дочери воеводы Война, родной сестре жены воеводы волынского — Гаштольда.

О прочих сыновьях князя Михаила Ивановича мы не знаем, и «Корона полъска» в замене сведений о них начинает повествовать о князе Павле Соколинском, опять не указывая, откуда он взялся.

Во всяком случае, это лицо одного времени с героем Уллы князем Григорьем и его сыном, потому что он уже оказывается гонцом в Москву в 1555 году. В 1569 же году князь Павел был в звании подкомория витебского наряжен сеймом в комиссию о пересмотре Литовского статута. Далее упоминается какой-то Вацлав (но сын ли Павла — не сказано), назначенный на варшавский сейм (1587 г.) земским послом от воеводства Полоцкого. Затем в тексте «Короны» говорится еще об основателе новой ветви Друцких-Соколинских гораздо раннего времени, именно о князе Андрее, о времени жизни которого дает определительный ответ обстоятельство, что за ним была дочь коширского князя — Василиса. Коширский князь Андрей Михайлович был в Киеве воеводою в 1541 году («Акты для истории Западной Руси». Т. П. Стр. 379). Следовательно, и брак этот имел место около половины XVI века. Да и расчет времени мог дать срок к тому близкий, потому уже, что сын Андрея Друцкого-Соколинского и Василисы Андреевны, величаемой княжною Коширской, еще действовал в первых десятилетиях XVII века (если верить тому же тексту «Короны»?). Князь Долгоруков в родословии Друцких-Соколинских отважно называет Юрием мужа княжны Василисы Коширской, называя и ее Юрьевною почему-то. Но мы не находим себя вправе считать прозвание отца жены князя Андрея поводом заключения о его русском происхождении.

Для нас остается поэтому только факт генеалогический, что у того князя Андрея Друцкого-Соколинского, который женат был на Василисе, величаемой княжною Коширской, от нее было два сына: Богдан и Симон. Богдан имел тоже двух сыновей — Константина и Януша, и из них первый оставил дочь, вышедшую за Бальцера Раевского, земского судью Троцкого. Симон имел сына Ивана, напольного писаря Мстиславского и рефендария, старосту Мстиславского и данчовского, оставившего сына Михаила. Князь Иван имел еще сестру Элеонору, бывшую за Одровонжем и Николаем Хлевицким, каштеляном милогоским.

Князь Иван Семенович Друцкий-Соколинский был старостою оршанским и комиссаром (1611 г.) для переговоров с русскими боярами в 1613 г., назначен управляющим Смоленскою провинциею в 1616 г., а в 1625 г. был маршалом сеймов, каштеляном полоцким; далее сын Ивана Семеновича — Михаил. А ветви от Андрея в «Короне Польской» опять вовсе нет и приведено известие еще об одной новой ветви той же фамилии. Какой-то Н. Друцкий-Соколинский, подвоевода полоцкий, умерший ранее 1640 г., оставил (от брака с Марьею Обринской) трех дочерей и 4-х сыновей. Дочери эти были: Елена, монахиня в Полоцке; Анна, супруга земского писаря Ивана Подберезского, потом подкомория оршанского и NN. бывшая за оршанским скарбником Ламским. Сыновья же приведенной четы неизвестных Друцких-Соколинских были: 1) Иван-Казимир, каноник виленский, умерший в молодых летах, 2) Николай, монах ордена св. Василия, 3) Юрий и 4) Ярослав, о которых ничего не сказано, 5) Н. новогрудский каштелян, староста тромбский, женатый на Терезе Николаевне Сапега, овдовевшей после Тышкевича, сына воеводы берестейского, 6) Иван-Антон, каштелян мстиславский, староста тромбский, умерший без потомства, и 7) Иероним, оршанский писарь земский, живший еще в 1646 г. и оставивший сына Михаила.

Михаил Иеронимович Друцкий-Соколинский был писарем оршанским и маршалом; в 1667 и 1674 гг. наряженный от сейма для выдачи войску жалованья; в 1683 г. назначен комиссаром при заключении вечного мира с Россиею и, состоя депутатом при короле, умер 1690 г. Он был женат три раза: 1-я жена его была Голынская, 2-я — вдова Воловича, гетмана литовского, воеводы витебского, и 3-я — Елена Альбертовна Цехановская, дочь обозного литовского. О Михаиле Иеронимовиче Друцком-Соколинском сохранились известия, что он был красноречив и имел удивительную память. Сын его Карл, во многом напоминавший отца, был староста выметицкий, женатый в первом браке на жмудянке, а во втором — на Варваре Ракуса, — по гербовнику Папрацкого. Всех этих лиц русские родословия не показывают, начиная род с какого-то князя Ярослава, отца князей: Юрия, женатого на Анне, да Казимира-Самуила с женою Христиною. У князя Юрия три сына: Дмитрий, Василий и Яков, оставившие каждый по сыну. У Дмитрия был Иван, отец бездетного Михаила; у Василия — Самуил, а у Якова — Андрей. Потомство же Казимира-Самуила и Христины продолжал сын их Флориан, отец четырех сыновей: Казимира, Иосифа, Циприяна и Леона. У первого из них показаны только дочери Текла и Анна, а прочие без потомства.

Князь Самуил, сын Василия, по всей вероятности, то самое лицо, которое оказалось родоначальником русской ветви Друцких-Соколинских в Москве в XVII веке. О нем упоминается в «Чудесах ченстоховской иконы» (под 1627 г.). Он в качестве смоленского подвоеводы и подкомория назначен (1638 г.) комиссаром для размежевания воеводства Смоленского с Черниговским. Сын его — ротмистр, Самуил же в католицизме, переселясь в Москву, принял православие с именем Петра. От брака его с Екатериною — из чьего рода не видно — имел он сыновей: Михаила (в родословии одной ветви называемого Андреем (?), если это не особое лицо) и Ивана Петровичей, служивших стольниками при царе Алексее. Кажется, по смерти бездетного брата Михаил получил поместье по грамоте 1668 г. Эти лица уже записаны в боярских книгах, где у Ивана показаны сыновья Давид и Константин. В родословии же той ветви, которая вела тяжбу за имение в XVIII веке и доныне имеет представителей, — Андрей, показанный вместо Михаила сыном Самойловым, имел сына Василия, умершего бездетным, да дочерей: Марфу — за Сервиророгом, Ирину — за Зазуличем и Ефросинью — за Ильею Потемкиным. Такие указания опять не мифы и отрицать их нельзя, несмотря на разность фактов. Точно так же нельзя ошибкою считать и Михаила Петровича Друцкого-Соколинского, полковника русской службы, имевшего полковниками же и сыновей — Михаила и Дмитрия Михайловичей. У первого был одноименный отцу сын ротмистр, отец четырех сыновей: Якова, Антона, Михаила и Александра; второй из них жив еще был в 1799 году, при подаче родословия князем Петром Яковлевичем Друцким-Соколинским.

Наконец встречается еще вариант родословия Друцких-Соколовских по документам, представленным князем Николаем Ильичом Ромейко-Гурко в деле о гербе («Архив Департамента герольдии гербов», д. № 604), помещенном на стр. 4 части V «Гербовника».

По родословному древу, здесь приведенному, родоначальником показан Юрий, в православии Афанасий, получивший в Москве в 1635 г. дворянство и поместья. У него показаны сыновья только Дмитрий да Яков, женатый на Софье и убитый на службе в низовых городах. У этого Якова Афанасьевича показаны сыновья Самуил (вместо сына Васильева) и Андрей, воевода, от двух жен (Евфросиньи Гавриловны Василицкой и Прасковьи Ивановны Лесли) оставивший пять сыновей: Степана, продолжателя рода своего, Илью, принявшего родовую фамилию жены Ромейко-Гурко, да (не оставивших потомства) Ивана (статского советника), Василия (полковника) и Григория.

Князь Степан Андреевич Друцкий-Соколинский, полковник, от брака с Марьей Богдановной Вансаровой имел сыновей: Константина, секунд-майора (женатого на Настасье Колечинской), Александра, гвардии капитан-поручика (женатого на Вере Полибиной), Юрия, умершего без потомства, и Богдана (женатого на Александре Лыкошиной).

У Константина Степановича (род. 1741 г.) сыновья были Андрей (род. 1769 г.) и Никита (род. 1778 г.) да две дочери. У Александра были дети: Петр (род. 1785 г.), просивший герба и родословия, Григорий, Иван, Марья, Елизавета, Екатерина, Александра и Наталья. У Богдана Степановича показаны (1799 г.) сын князь Григорий (род. 1792 г.) и дочь княжна Марья (род. 1794 г.). Все ли указанные нами ветви теперь продолжаются — мы не могли собрать сведений.

   



   

«История русских родов»
О проекте
Все права защищены
2017 г.