История русских родов и дворянства

Алфавитный указатель родов:

Поиск по фамилии:

Путятины князья Пожарские князья Прозоровские князья Пеньковы-Ярославские князья Приимковы и Гвоздевы князья Пужбольские князья Палицкие (Палецкие) князья Пестрые князья Пронские князья Порыцкие князья Пален графы и бароны Панины графы и дворяне Протасовы графы и дворяне Прутченко дворяне Полутовы купцы Посылины купцы Протопоповы купцы Прохоровы купцы

   

Пронские князья

(угасший род происшедший от Рюрика)

Не меньше встречается затруднения, чем выяснение колен рода князей Мышецких (и допуская предположение, что они потомки князей Смоленских) — оказывается с признаванием князей Пронских одного рода с рязанским родом князей второй династии.

Мы с своей стороны, находя в родословии князей Пронских только десять колен до прекращения рода их в XVII веке, должны искать отца родоначальника их не дальше, как в половине XIV века.

Позволим заметить себе также, что отец родоначальника Пронских — князя Владимира — во всех родословцах называется Дмитрием, а Дмитрия в роде Рязанских князей в XIV веке совсем не было. Ученые, однако, хотят во что бы то ни стало навязать князьям Пронским происхождение от князей Рязанских и делают маленькую передержку, называя отца первого князя Пронского Владимира — Ярославичем. Вот как в «Русской родословной книге» проводится происхождение рода князей Пронских, согласно указат. к Летоп. В показании родословной сказки «Бархатной книги» говорится о Пронских князьях: «Князи Всеволод да Святослав сели на Прони. У князя Всеволода Пронского Кир-Михайло, а убил его Глеб Володимирович Рязанский. А у князя Святослава Пронского дети: князь Мстислав да князь Ростислав, оба бездетные; побил их дядя их — Глеб Рязанский. А у Кира-Михаила — сын князь Александр Пронский; убил его князь Коротополь Рязанский. А у князя Александра Пронского — сын князь Ярослав Пронский, а на Рязани сидел же. А у князя Ярослава — сын князь Володимир, и посажен был от великого князя Дмитрия Донского на Рязани».

Строев в своем родословии колена князей Пронских расположил в таком порядке.

Герб Рязанского княжества

Это сделал Строев, чтобы помирить путаницу «Бархатной книги» с родословием князей Пронских, служивших московским государям и как бы не имевших ничего общего с предшествующим родом князей Пронских, родичей рязанским владетелям. Но и при этом выходит явная бессмыслица поверить сказанию родословной, очевидно сочиненной невеждою. Если сын Всеволода, Кир-Михаил, убит в 1218 г. зятем Давида Смоленского, то сына Кира-Михаила-Александра, жившего, стало быть, в первой половине XIII века, никак не мог убить Иван Коротополь, современник Калиты. И внук Кира-Михаила, убитого 1218 года, никак не мог быть Ярослав; а сын его, убитый татарами в 1327 году, мы знали — имел одного сына Олега, а не имел Димитрия, вообще не встречаемого между рязанскими князьями. Казалось бы, нечего держаться такого родословия, в котором указание колен не выдерживает критики. Приходилось отложить надежду отца Владимиру Дмитриевичу, посаженному в Рязани, искать между рязанскими князьями, из которых налицо был один сын Ивана Ярославича — Яков-Олег Иванович. Императорская археологическая комиссия принимает Ярослава Александровича — князя Пронского — за Дмитрия, отца Владимира, который в 1365 году вместе с Олегом Ивановичем разбил мурзу Тагая, успевшего сжечь Рязань. Спустя пять лет Владимир же Пронский является в помощь московским князьям для отражения Ольгерда; в 1371 году получает от Дмитрия Донского Рязань, а в следующем году (1372) изгоняется сам Олегом Ивановичем. При считании Дмитрия Ярославом мы должны ставить Владимира Пронского, по родословию, двумя коленами выше Олега, который принадлежал к старшей линии в роде. И, допуская это, нужно предположить выдел нового Пронского удела настолько обширным, что он ослабил рязанских князей до того, что они уже не имеют прежнего духа непокорства Москве и не думают после Олега о соперничестве с нею, как было прежде. А с другой стороны, видя, что владетели княжества Пронского во все время продолжения рода от Владимира Дмитриевича служат верно Москве, мы должны прийти к одному заключению: не ею они посажены, что видно по праву, дающему самостоятельность наследственному владыке. Для Пронских князей Рязань и чужда потому, что не может быть у них с нею общих интересов.

Общность же интересов у них есть с Москвою, оттого они в Рязанской области и проводили все, что выгодно одной Москве и ее политике, чего с князьями одного рода с Рязанскими никак бы не случилось. Роль Пронских князей на Рязанском уделе была поэтому не более как служебная подчиненность Москве, оттого они так неприметно с удельного княжества и перешли в московское боярство.

При загадочности роли служивших Москве князей Пронских, происхождение которых от рязанских делается не иначе как с допущением едва ли возможного предположения, мы выскажем свою догадку.

Нам представляется более вероятным считать князя Владимира Дмитриевича Пронского внуком Корьята Гедиминовича, сыном князя Дмитрия Михайловича Волынца, величайшего из стратегов времен Дмитрия Донского, равно близкого московским владетелям Семену и Ивану Ивановичам (как и сын его) к великому князю Дмитрию и Владимиру Храброму. О Дмитрии Корьятовиче мы не найдем никаких указаний у иностранных писателей, смешивающих Дмитрия Корья-товича с Дмитрием Корибутом, а у нас от Дмитрия Михайловича и дочери вел. кн. московского Ивана Ивановича пошел род Волынских, не князей. Свои предположения мы графически укажем на таблице.
Оговоримся также здесь и о причине, заставляющей нас считать зятем Димитрия Донского не Ольгердова, а Корьятова сына, Димитрия. Везде у нас называется завоеватель Рязани — Дмитрием Михайловичем, что указывает прямо на происхождение его от Корьята (Михаила) Гедиминовича, тогда как Ольгерд был Александр. Сверх того, Димитрий-Корибут Ольгердович родился только в 1357 году, когда брак Дмитрия Корьята на второй жене последовал 1356 года, а от первой жены был сын Владимир, в 1371 году первый Пронский князь по нашему мнению — чего уже, считая Корибута зятем Донского, никак допустить не возможно. Сверх того, Корибут, как известно, явился в Москву после смерти уже Ольгерда, при нем правя Северскою областью и скорее враждебно, чем дружественно относясь к Москве, в которой он явился гостем за год, не больше, перед Куликовскою битвою; во время же ее князь Дмитрий Михайлович (лицо, всем известное) называется Волынцем.

По нашему мнению, Дмитрий Корьятович с приезда с отцом из Орды в Москву у нас и остался в службе.

Представляя себе такое происхождение Пронских князей и родословие их изобразив таким образом, мы сделали, что оказалось вероятным. И высказав свое предположение, мы просили бы читателей обратить внимание на одно обстоятельство, говорящее действительно скорее в пользу литовского, чем рязанского или вообще русского происхождения князей Пронских, являющихся верными слугами Москвы в XV веке.

Мы не видим, чтобы старший сын Ивана Владимировича Пронского — Федор Иванович ездил в Литву, но старший сын его — Юрий Федорович первым браком женат был на княжне Слуцкой, конечно не бывшей в русских владениях. Ясно, что князья Пронские поддерживали сношения с Литвою, что при их родственности с Гедиминовым родом понятно, а иначе совсем необъяснимо. Потому что нельзя назвать Пронск, как Тверь, например, местом соседним с Литвою? Между тем политика московских государей, усматривая отношения враждебные для себя в сближении с Литвою Тверских князей, нисколько не заподозривала в этом князей Пронских. Ясно, что их сношения были родственные, а не политический союз. Жил князь Юрий Федорович даже в Литве, и скорее всего в год вступления на престол Ивана III родился у него сын. Но вторым браком породнился Юрий Федорович с князьями Соломерскими, женясь на княжне из этого рода, скорее всего на сестре Татьища, стало быть — в Москве. Показание «Бархатной книги» о том, что дети Глеба «Семен да Андрей сбежали в Литву», кажется нам неточным относительно акта самого удаления, но пребывание их постоянно в Литве выше всяких сомнений. Мы готовы видеть в них не беглецов из Москвы, а постоянных жителей Литвы по месту рождения и по службе польским королям, не дававшим выезжим из Москвы воеводств и старосте, как мы видим на Курбском и на Вельском Федоре. Между тем Семен Глебович Пронский был воеводою киевским, женат на литовке Феодоре Зглович, имел сына (Александра) кастеляном львовским (1576 г.) и трокским — старостою луцким. Этот сын его путешествовал даже в Рим и там принял католичество. А князь Андрей Глебович сам был старостою черкасским и женат на княжне Анне Михайловне Сапега. То обстоятельство, что вдова его вышла вторым браком за кастеляна каменецкого Николая Синявского, указывает на раннюю кончину князя Андрея Глебовича, исключающую возможность большой выслуги перед польским королем, староства назначавшим аристократам местным, в большинстве случаев имевшим на то наследственное право. Потому что староство соединено было с совместным землевладением, чего нельзя допускать у русского эмигранта, ожидавшего средств существования от королевской милости. Мы даже думаем, что указание на бездетство будто бы сыновей Александра Семеновича в Литве, как на повод исчезновения там имени князей Пронских, может толковаться и как намек на перемену прозвания — по местам нового владения их в Польше. Но, конечно, предположению своему мы не придаем силы полного отрицания и вымирания рода Пронских в Литве, когда в Москве он также угас в XVII веке на IX колене от первого князя, посаженного Дмитрием Донским на уделе Рязанском.

У нас род князей Пронских иссяк естественным путем истощения, пережив эпоху Грозного, когда связь с Головиными, по всей вероятности, вызвала заслуженную кару (за участие в преступных замыслах) боярину Турунтаю, если принимать и за несомненную истину его утопление по решению Грозного, как и гибель князя Василия Федоровича Рыбина-Пронского? С своей стороны, показаниям Курбского находим мы возможность верить далеко не всем, смотря и на самые периоды казней при Грозном, как на результаты открытия заговоров против него, а отнюдь не как на проявление безумной кровожадности, как выставляли до сих пор деяния этого государя.

При Грозном находим мы бояр Пронских разом пять, но при имени их не поставлено слова: «выбыл», означавшего казнь или насильственную смерть. Стало быть, не имея надобности прибегать к натяжкам, мы не можем заподозревать смерть естественную ни одного из них, а именно: первым по времени умер в 1550 году произведенный в бояре 1547 г. Иван Васильевич Шемяка; вторым (т 1551 г.) — Данило Дмитриевич — одновременно с первым пожалованный; третьим, произведенный в 1549 г., 1569 года (а не «выбыл») Иван Иванович Турунтай; четвертым — произведенный в 1567 году Петр Данилович т 1577 г., но, пожалованный в 1572 году в бояре, Семен Данилович уже при Федоре (1584 г.).

Ясно, что приписываемых заведомо с целью клеветы на Грозного ужасов, будто бы разразившихся над родом Пронских, хотя и принадлежавших к партии, правившей до смерти царицы Анастасии, трудно найти в этом целом ряде деятелей, отошедших на вечный покой естественным путем.
Кроме бояр Грозного в роде Пронских московской ветви были бояре уже при Василии, отце Грозного, и при Алексее Михайловиче род закончился двумя же боярами.

Сыновья Дмитрия (в монашестве Антония) Андреевича были все четыре в боярах: Юрий-Дмитрий, 1523 г.; Иван Дмитриевич, плененный на оршинской битве, умер тоже в плену польском 1523 г., Федор Дмитриевич, когда  — год нам неизвестен; а Данило Дмитриевич дожил до дней Грозного и при нем показан вторым из скончавшихся. В числе же представителей времен Грозного в двух поколениях, кроме поименованных выше бояр, были четыре сына Юрия Дмитриевича, два сына Ивана Дмитриевича (т. е. Турунтай и брат его Семен Иванович Сур), беспотомный сын Федора Дмитриевича, Константин и, кроме двух бояр, двое не бояр в числе четырех сыновей Данила Дмитриевича. Из трех сыновей Шемяки Юрия считают боярином, но мы не находим его в боярском списке; брат его Иван постригся с именем Ионы, и были они бездетны все трое. Константин Федорович имел трех сыновей, из которых младший имел сына Василия Романовича, да сын Рыбы оказался продолжателем рода до конца фамилии в лице сына, внука и правнуков.

   



   

«История русских родов»
О проекте
Все права защищены
2017 г.