История русских родов и дворянства

Алфавитный указатель родов:

Поиск по фамилии:

Шумаровские, Шамины и Голыгины князья Шастуновы и Велико-Гагины князья Шаховские князья Шехонские князья Шелешпансие князья Шуйские князья Шереметевы графы Шуваловы графы Шибаевы купцы Шорыгины купцы Шелапутины купцы

   

Шуйские князья

(угасший род происшедший от суздальско-нижегородских князей)

У первого князя Шуйского Юрия Васильевича было три сына: князь Василий Юрьевич, князь Федор Юрьевич, воевода во Пскове (1470—71 гг.) и князь Иван Юрьевич — бездетны.

У старшего князя Василья Юрьевича Шуйского был сын князь Василий Васильевич, прозванием Бледный, при Иване III бывший наместником во Пскове, а в 1478—80 гг. наместником в Нижнем Новгороде. В 1481 г. ходил он с войском в Лифляндию, в 1482 г. сделан новгородским наместником и в 1487 г.- начальником войска в казанском походе. У князя Василия Васильевича Шуйского-Бледного было три сына: умерший в младенчестве Юрий, Иван Большой Васильевич Скопа — образователь ветви (VIII) Скопиных-Шуйских и Иван Меньшой Васильевич, прозванием Хрен, бездетный (XIX кол.). Он был 2-м воеводою правой руки в новгородском походе, с 1501 г.- воеводой в Лифляндии и в 1508 г. годовал воеводою в Серенске.

Второй сын Василия Юрьевича, князь Михаил Васильевич, упоминается только в свите Ивана III в новгородских походах (1492—5 гг.). Оставил он двух сыновей. Первый из них Иван Михайлович — боярин, прозывался Плетень, 1559 г., а второй — воевода, Андрей Иванович, убитый в 1553 г., 29 декабря, на штурме Полоцка. Плетень начал блестящую свою карьеру военными подвигами: с 1531 г. мы находим его уже в сане воеводы больших полков; в правление Елены Глинской послали его наместником на Холмогоры и 1535 г., 9 апреля, произвели в бояре. При опекунстве своего двоюродного брата получил Плетень сан московского наместника, с 1540 г. был начальником войск, действовавших в Ливонии, в 1542 г. отбивал наезд крымцев, в 1544 г. был 1-м воеводою большого полка в казанском походе, в 1547 г. сделан дворецким (министром двора по нашим понятиям), а во всех следующих походах был первым воеводою большого полка (главнокомандующим), и в 1553 г. производил он переговоры с польскими уполномоченными при заключении перемирия. Он не оставил потомства, которое продолжалось от брата его Андрея Ивановича, начавшего подвиги еще в 1524 г. в качестве воеводы на Угре; в последние годы Василия он был на воеводстве в Нижнем, в 1-й год правления Елены сохранил верность ее правительству, в 1540 г. был наместником во Пскове, собиравшим войска для лифляндского похода, 1544 г.- воеводой в казанском походе, 1549 г.- в шведском, 1550 г.- в полоцком и там сложил голову.

Брат Плетня — Андрей Михайлович — оставил одного сына — боярина, князя Ивана Андреевича, 1573 года, отца четырех сыновей (XXI кол.): царя (1606- 1610 г.) Василия Ивановича, род. 1552 г. и  в польском плену в Варшаве 12 сентября 1612 г., да бояр: Дмитрия Ивановича, 1613 года в польском плену, Александра Ивановича, 1601 г., и Ивана Ивановича, последнего князя Шуйского, 1638 года. Все они были бездетны, хотя и женаты. Князь Иван Иванович имел супругою княжну Марфу Владимировну Долгорукову, родную сестру первой жены царя Михаила Федоровича. Дмитрий Иванович был женат на родной сестре жены царя Бориса Федоровича Годунова — Екатерине Григорьевне Малютиной-Скуратовой. А Василий Иванович, разведясь с первою женою (княжной Еленой Михайловной Репниной), по своем воцарении вступил во второй брак с княжною Марьею Петровной Буйносовой-Ростовской.

Автор «Российской родословной книги» кроме того, что производил князей Шуйских от Александра Невского вместо Андрея Ярославича, в указании происхождения царя Василия с братьями сделал большую ошибку, поставив их в XXIV колено (вместо XXI) и дав им в отцы не Ивана Андреевича, а Ивана Петровича, боярина одного с ними колена по младшей ветви.

Князь Юрий Васильевич Шуйский имел ведь двух сыновей: Василия Юрьевича (1446 г.), потомство которого (до отделения ветви Скопиных) мы рассказали, и Федора Юрьевича (1472 года), имевшего одного сына — Василия Федоровича (XVIII колена), отца трех сыновей (XIX колена), князей: Василия Васильевича Немого, боярина, опекуна царя Ивана Васильевича Грозного; Дмитрия Васильевича, имевшего сына Ивана Дмитриевича Губку, бежавшего в Литву, и (3-го) боярина Ивана Васильевича (1546 г.), отца двух сыновей: бояр Андрея (1587 г.) и Петра-Гурия Ивановича (1564 г.), отца двух сыновей-бояр же (XXI колена): Ивана Петровича (1587 г.) и Никиту Петровича. Вот этого-то Ивана Петровича и произвел князь П. В. Долгоруков в отцы царя Василия Шуйского, через что оказывался он не дядею уже, а братом герою Михаилу Васильевичу Скопину-Шуйскому.

Представители младшей ветви рода князей Шуйских в последних трех коленах, кроме бежавшего в Литву (Губки), были все бояре и люди заслуженные.

Самым влиятельнейшим лицом из них в свое время был князь Василий Васильевич Немой, служебная деятельность которого при дворе продолжалась 38 лет, до самой смерти его (в октябре 1538 года). Немой — так прозванный за свою молчаливость и нежелание говорить — был честолюбец, выросший с царем Василием и смолоду (1501—2 г.) бившийся с немцами в Ливонии. С воцарением Василия (1504 г.) он участвовал во всех походах, где лично находился государь, и, в последние годы его правления более и более делаясь к нему близким, в последнюю болезнь монарха был даже один с ним и, привезя в Москву, не оставлял почти его до самой кончины, заняв в составе правительства за Грозного первое место после царицы, которая им была и отравлена в апреле 1538 года. Но, сделавшись полновластным правителем, он прежде всего женился на двоюродной сестре государя — дочери царевича Петра (Куйдагула) и дочери Ивана III — Анастасии Петровне, против воли ее. Затем сломил противника — единственного оспаривателя в Думе его решений — Вельского, посадив его в тюрьму и сослав членов его партии. Вслед за этой победою почти внезапно Шуйский-Немой умер, недолго поболев. Дочь Марфа родилась уже после его смерти. С кончиною Немого похитил власть брат его младший — Иван Васильевич, произведший еще большие нарушения права. Начались его действия с прогнания митрополита Даниила «боярским изволением». На его бесчинства в ответе Курбскому с явно враждебным чувством указывает Грозный, не разделяя в припоминаниях своих двух разных эпох правительствования Ивана Васильевича Шуйского 1539—40 и 1542—44 гг. После второго захвата власти, ограниченный в предвидении беды для себя, где она действительно существовала, Иван Шуйский допустил — по низвержении Иоасафа (Скрипицына) — выбрать в митрополиты Макария, который его устранил так неприметно и невозвратно, что, ссылаясь вначале на болезнь, самоволец в самом деле в 1546 г. расстался с жизнью в неизвестности. Других его пособников судьба была больше суровая. Андрея Михайловича обрек казни гнев юноши Грозного, в первый раз проявленный. Его бросили — по приговору своей же братии бояр — псарям на растерзание на улице (29 декабря 1543 г.). Сын его в 1550 г. значился во 2-й статье детей боярских московского уезда, но в 1558 году уже был первым воеводою в Дедилове и затем приближен к Грозному в качестве рынды. Следующие 10 лет боевой жизни во всех походах, тогда предпринимавшихся, доставили князю Андрею Ивановичу чин боярина (1569 года) и главное начальствование отрядами и целою армиею. В Ливонии приходилось ему биться чаще, и там в окрестностях Ревеля он пал геройски. Одноименный с ним княже Андрей же Иванович Шуйский, сын второго ненавистного временщика-самовольца, был рындою у детей царя Ивана IV, в 1581 и 1582 годах был воеводою больших полков и в походе против шведов принудил их снять осаду Орешка. С воцарением Федора Ивановича — боярин в следующие три лета Андр. Ив. начальствовал войском на Оке и, изготовляя силы против шведов, умер в Каргополе 1587 г. Брат его (должно быть, старший) Петр-Гурий Иванович начал воинские подвиги с 1539 года и после двадцатипятилетней службы в поле убит (26 января 1564 г.) в бою с поляками на реке Улле, начальствуя войсками в сане воеводы большого полка. Взятие Раковора и вообще бои в Лифляндии и Эстонии — его блестящие подвиги, прославившие русское оружие. Старший сын Петра Ивановича — Иван Петрович — в год смерти отца уже занимал должность воеводы больших полков и в 1577 году — боярин. Ему выпал трудный подвиг — защищать Псков от всех сил Ватория, что он с честью выполнил, заслужив бессмертную славу. С воцарением Федора член Думы — князь Петр Иванович назначен псковским наместником и в 1587 году скончался на Вело-Озере.

Заслуги подлинные, как и ошибки царя Василия Ивановича, принадлежат истории. Действия братьев его особенно блестящими подвигами не богаты, хотя все они занимали места воевод с молодости. Дмитрий, проигравший сражение при с. Клушине (24 июня 1610 г.), стоившее престола его брату, начал службу при царевиче Федоре Ивановиче 1577 г. и постоянно сопутствовал ему во всех походах и поездках. В 1591 году возведенный в бояре из кравчих, он занимал вообще должности воевод больших полков; между прочим, под Новгородом-Северским он разбил Самозванца в 1605 году и по воцарении вместе со старшим братом, будущим царем, был взведен на эшафот и помилован Лжедмитрием, в царствование брата разбил стародубского Самозванца вместе с Рожинским (1608 г.), и в поражении при Клушине скорее виновата измена, чем его неспособность. Что касается князя Ивана Ивановича Пуговки — последнего Шуйского, он начал службу рындою при Федоре (1586 г.), в 1596 году был уже боярином, при Самозванце и в польскую разруху разделял участь братьев и плен их, освобожденный же занимал по родственным связям с царским домом при Михаиле видное место, заведуя Московским Судным Приказом и, доживя до глубокой старости, умер без потомства, кончив род свой в 1638 году.

   



   

«История русских родов»
О проекте
Все права защищены
2017 г.