История русских родов и дворянства

Алфавитный указатель родов:

Поиск по фамилии:

Югорские и Пермские князья Юрьевы-Романовы Юсуповы князья

   

Ю

Югорские и Пермские князья

(угасшие рода происшедшие от природных финских племен)

Народ югра был просвещен уже в XIV веке святым крещением от проповедника Евангелия во всем европейском Приуралье — св. Стефана Пермского. Но при нем и долго после него далеко не все владетели племен были склонны к христианству; народ больше и охотнее слушал всегда проповедь Евангелия. Поэтому в 1465 году мы находим Вымских князей христиан, а Кодских князей (из племени вогулов скорее всего) — язычников.

Герб Пермской земли Вымскими князьями (в Вологодской губернии Яренского уезда) были Василий Ермолаевич, действовавший заодно с русским воеводою Василием Скрябою и жителями волостей по Вычегде и Выму (зырянских) в 1465 году при покорении Югорской земли. При этом упоминаются еще (без указания отчества) князья Петр и Федор, скорее всего братья Василия. Пленные югорские князья были Калпан и Течик. Кодские князья — язычники — были: Лоб, Молдан — старший югорский князь, взятый на Оби с детьми — Пинзеем и Сонтою, да, должно быть, брат Молдана и Лоба — Чангин.
Противники пермяков (1484 г.) были вогульские князья Як-Мичей и Метик, Асика (Азыкай) и женатый на дочери его югорский князь Пыткей. Асыка в 1465 году был взят в плен московским воеводою (устюжанином Скрябою) и, приведенный в Вятку, дал шерть, но сомнительно, чтобы оставался верен русским, так как после нового поражения князем Курбским и Травиным (1483 г.) явились к великому князю в Москву с заявлением покорности сыновья его Юзмонапа и Колпа. Зять Асыки, югорский князь Пыткей, тогда же прибывший в Москву, сперва был взят, но потом отпущен с шурьями своими с наградою также. Но поощрение к верности наградою прошло без результата: в 1499 году пришлось вновь воевать с ними. Рядом с этим свидетельством о наследственных князьях у вогулов и югры, по умолчанию в летописном сказании о походе на черемис (1469 г.) мы должны заключить о неимении уже здесь князей местных, вероятно, вследствие подчинения казанским ханам.
У зырян были тоже князья свои. Из них некто Певгей, «князь Сорыкутские земли» (вероятно раньше называемой Кодскою, а потом Кондийскою) в 1557 году получил из Москвы жалованную грамоту с напоминанием о сборе дани сполна со «своею Сорыкатцкие земли со всякого человека по соболю». В грамоте прописана и резиденция Певгея — Оркорда (Соры-Коид) в Югорской закамской земле), «во Югерскою землю закачамского в Сорекордо», когда дальше читаем Оркордо, Сорыкацкая земля и Сорыкицкие земли. Ясно — дело идет об отдаленной части Югорской земли и именно ближе всего Коиды — местности в Сибири, по Оби ниже Тобольска, где в Иртыш впадает Коида с прибавкою финского слова Соры, Сакри — остров.
Представление в гербе Кондийской земли дикаря с палицею, обнаженного совсем, вероятно, сделано с целью приведения на память дикости племени, жившего в этой небогатой дарами природы землице. Но для московской Руси она имела большое значение, потому что через нее проходил обычный тракт сообщения с Зауральем с Вычегды. Наказ на местное сопровождение для охраны при следовании этим путем сборщиков дани есть в грамоте Певгею: «а провожать наших данников югорским князем и югричам и людям добрым, от городка до городка и от людей до людей, и беретчи наших данников во всем поряду, как преж сего».

Герб Кондийской земли С Кондой Большой и Малой в один наряд ставили в XVII веке даже Пелымских князей, владевших не только вогуличами, но и остяками. Зависели князья Пелымские от верхотурского воеводы, и с их подданных полагалось ежегодной дани (ясака) в Москву при Годунове (1600 г.) 75 сороков соболей с прикидкою еще по 12 соболей на каждое сто.

Перед завоеванием Сибири Ермаком (1581 г.) Пелымские князья враждовали с русскими и стояли перед Чусовским острогом, но не могли взять его и покорены, следовательно, в течение последних двадцати лет XVI века. Век XVII застает уже Пелымских князей в полном русском подданстве, а к концу его они даже значатся воеводами, как князь Семен на Неве (1662 г.), сообщивший правительству о возмущении татар. Князь Петр Пелымский, записанный боярским сыном по Верхотурью, с 1679 года получал определенное жалованье. В это время уже (с начала царствования Алексея Михайловича) дело шло об обложении ясаком самоедов, князья которых подчинялись решению московских властей не иначе как побившись. Так самоедский князь Нила в 1679 году убит в схватке с ясачными сборщиками; князь Хынин-Ко-рюча в этом году сам осаждал русское Хан-тайское зимовье. Известны по делу обложения ясаком самоедов и другие князья их: Ледеречко (1649 г.), Марабанко, Ханчабуй и Ярыга (1679 г.).

Это была, стало быть, пора подхода русских к берегам Северного океана. В половине царствования Алексея Михайловича можно считать русским уже берег Северного океана в Сибири. Здесь ближайшие к Уралу после Конды были земли: Обдорская и Удорская. В XVII веке еще был сочинен герб удорский с тою самою эмблемою, которая удерживается и теперь, а именно: в черном поле белая лисица. Идея очень наглядная для представления и полярной страны, и такого состояния народа, при котором он едва ли сознает свое человечное назначение. При коронации Елизаветы Петровны удорский герб помещен в правом углу нижнего края государственного знамени, под ярославским. Заметим также для любопытных, что на короноваль-ном знамени времен Елизаветы прибавлено было четыре герба (с прежними 31 составлявшие общий итог 35): надкрыльями орла и под когтями его. Обдорский герб мы указывали, упоминая о печати с именем Ивана IV, приложенной к документу Лжедимитрия I. А самое название Обдорской земли внесено в титул московского царя в 1554—55 г. вместе с внесением царств Казанского и Астраханского. Известна же была русским людям эта земля, должно быть, довольно рано, еще при заселении ее зырянами, на языке которых Обдор значит низовье реки Оби. Эта самая крайняя, ближайшая к Уралу, страна в Сибири, доходившая до Ледовитого океана, вмещала устье Оби. Урал в северном конце своем от этой страны назывался у русских Обдорскими горами. Начинаясь от них, граница Обдора доходила на восток до Енисея, а на юг — до Кондийской земли. Главное место был Обдорск, вероятно построенный на месте более раннего зимовья на р. Полуе, впадающей в Обь, севернее Березова почти на 300 верст.

Герб Обдорской земли В этой землице, хотя и мало имевшей жителей, были свои князья, вероятно потомки Вымских, из которых Лугуй, на Оби владевший городками (в смысле простых становищ): Куноват, Илч-ма, Ляпин, Мункос, Юйла и Березовой, прислал в 1586 году своего человека с предложением подданства. Вероятно, сделал он это уже по случаю хозяйничанья на Конде, и тогда-то на него наложен ясак: 7 сороков соболей с обещанием царской охраны от недругов, прописанный в грамоте на его имя. Едва ли не последним Обдорским князем следует нам считать Ермака Мамрукова, в 1663 году повешенного в Березове за составление заговора против русских, которых хотел он перебить здесь, подговорив остяков и самоедов.
При Алексее Михайловиче мы знаем и имена природных остяцких князей (1679 г.): Гинду Моликова и Игычея Алачева. Род князей Алачевых (от Али-Джан) был, впрочем, другой, татарский.

Отодвинувшись в глубину северо-востока, на реку Лену, остяки якутские там же в XVII веке также имели предводителей, русскими называемых князьями. Таковы были, упоминаемые в документах: 1640 г.- Кузурга, 1645 г.- Ба(й)дой и Камик, а в 1680 г.- Чугун Бодоевс и Тыгилин-Моздра.

Герб княжества Болгарского Более дикий народ, чем остяки,- юкагиры, и те имели князей по русским понятиям, бившихся с нашими партиями данщиков и оттого сделавшихся известными по документальным свидетельствам XVII века. В 1640 г. один из юкагирских предводителей (князей по русским сказаниям) пойман на Ледовитом море. А в 1650—1 гг., к которым относится главное покорение русскими этого племени, упоминаются в числе местных владетелей князья: Калла, Мокоча, Нозеги, Нюлюлц, Порой, княжеский сын Изиндей и князь Манзуря, взятый в аманаты.

О владетелях сибирских, татарского племени, мы будем говорить в особом отделе монгольских княжеских родов, а о давних болгарских владетелях говорить ничего не можем, как о чуждых нам совсем, о позднейших же обладателях Болгарской земли — татарских ханах Казани — выскажем при родах от казанских царей. Заметим только, что в состав Болгарского владения, независимо Казанского царства, входили и финские племена, жившие на приволжье. От того, как государь этих племен, независимо титула царя Казанского, Грозный, а раньше еще дед его,- внесли в титул и слова: «государь Болгарский».

Кроме чуваш и черемис в волжскую Болгарию входили племена: мордва и мещера, в области которой жили они. В мещере были города: Кадом, Темников и Елатом. Граничила эта область в XI веке с княжествами Владимирским и Рязанским, и часть ее купил великий князь Московский Иван Данилович Калита у какого-то князя Александра Уковича.

   



   

«История русских родов»
О проекте
Все права защищены
2017 г.