Значение и происхождение фамилии Ежов

ЕЖОВ: число взаимодействия с миром «6»

«Шестерочника» легко узнать – это тот самый человек, который отличается необыкновенной удачливостью, всегда окружен друзьями, имеет прекрасную семью и не понаслышке знает, что такое взаимная любовь. Баловень судьбы? На самом деле это не совсем так. Все, что получает «шестерочник» с кажущейся легкостью, им заслужено. Этот человек отличается спокойным, уравновешенным характером, умением помочь в трудной ситуации, дать толковый совет или просто выслушать того, кому необходима моральная поддержка. В служении другим на самых разных уровнях люди шестерки часто находят смысл своей жизни; именно они умеют отдавать, ничего не теряя, и спокойно принимать любые дары. Близкие и друзья «шестерочника» чувствуют себя рядом с ним спокойно и комфортно – такой человек не играет в психологические игры, не пытается ими манипулировать, говорит именно то, что думает, но в форме, которая никого не обидит.

«Шестерочник» – отличный семьянин, причем его заботят не только уют дома и успешность всех членов семьи, но и душевное состояние близких. Это несравненный хранитель домашнего очага, умный и терпеливый наставник, достойный пример для подражания. Заботясь об окружающих, люди шестерки часто забывают о себе, и один из важных уроков, которые им следует усвоить – не растрачивать себя без остатка, поскольку силы их велики, но все же не неисчерпаемы.

Стремление «шестерочников» к гармонии накладывает отпечаток не только на их отношения с людьми, но и на то, как они организовывают свою жизнь – от основополагающих тенденций, до мелочей. Можно не сомневаться, что квартира человека шестерки чиста и уютна, рабочее место – комфортно и располагает к продуктивному труду, а место отдыха радует глаз приятным пейзажем. «Шестерочники» не только ценят красоту, но и способны увидеть ее во всем, что их окружает

Именно поэтому они часто обладают незаурядными талантами в области дизайна, и, что немаловажно, способны помочь любому раскрыть лучшие стороны своей души

Если «шестерочникам» что и мешает в жизни, так это неспособность принять решение быстро, и не отступать от него ни на шаг. Такие люди способны помогать другим, давать простые и разумные советы, но сами часто терзаются беспричинными сомнениями, нервничают и переживают по мелочам. Они восприимчивы к радостям жизни, но и беды принимают близко к сердцу; часто реагируют излишне эмоционально и подолгу страдают от душевных ран.

После смерти

О суде над Ежовым и о его расстреле ничего не сообщалось. Единственное, что заметил рядовой гражданин Страны Советов, так это возвращение прежнего названия городу Черкесску, а также исчезновение изображений бывшего наркома с групповых фотографий.

В 1998 году Николай Ежов был признан не подлежащим реабилитации со стороны Военной коллегии Верховного Суда РФ. В качестве аргументов приводились следующие факты:

  • Ежов организовал ряд убийств лиц, которые были неугодны лично ему;
  • он лишил жизни свою жену, так как она могла разоблачить его незаконную деятельность, и сделал все, чтобы выдать это преступление за акт суицида;
  • в результате операций, проведенных в соответствии с приказами Николая Ежова, было репрессировано свыше полутора миллионов граждан.

[править] В творчестве

Народный комиссар внутренних дел СССР Генеральный комиссар государственной безопасности тов. Николай Иванович Ежов был прославлен в веках известными писателями.

Спасибо, Ежов! 

В сверкании молний ты стал нам знаком,
Ежов, зоркоглазый и умный нарком.
Великого Ленина мудрое слово
Растило для битвы батыра Ежова.

Великого Сталина пламенный зов
Услышал всем сердцем, всей кровью Ежов.
Когда засияли октябрьские зори,
Дворец штурмовал он с отвагой во взоре.

Когда же войной запылал горизонт,
Он сел на коня и поехал на фронт.
Шел класс против класса. Земля полыхала,
И родина кровью в те дни истекала.

Сжимали враги нас зловещим кольцом —
Железом и сталью, огнем и свинцом.
Я прошлое помню. В закатах багровых
Я вижу сквозь дым комиссара Ежова.

Сверкая булатом, он смело ведёт
В атаки одетый в шинели народ.
Он бьётся, учась у великих батыров,
Таких, как Серго, Ворошилов и Киров.

С бойцами он ласков, с врагами суров,
В боях закалённый, отважный Ежов.
Когда над степями поднялся восход
И плечи расправил казахский народ,

Когда чабаны против баев восстали,
Прислали Ежова нам Ленин и Сталин.
Приехал Ежов и, развеяв туман,
На битву за счастье поднял Казахстан,

Аулы сплотил под знамена Советов,
Дал силу и мудрость кремлёвских декретов.
Ведя за собою казахский народ
На баев и беков возглавил поход.

Народ за Ежовым пошел в наступленье.
Сбылись наяву золотые виденья.
Ежов мироедов прогнал за хребты,
Отбил табуны, их стада и гурты.

Расстались навеки мы с байским обманом,
Весна расцвела по степям Казахстана
Пышнее и краше былых наших снов.
Здесь все тебя любят, товарищ Ежов!

Арыки, пруды, голубые озёра
К тебе обращают счастливые взоры.
Здесь каждая травка, тростник и цветок,
Снега на вершинах и горный поток,

Просторные степи от края до края
Тебя не забыли, тебя вспоминают.
Ковыль о тебе свою песню поёт,
В движении ветра — дыханье твоё.

Звучней водопадов, арыков чудесней
Степные акыны поют тебе песню.
И вторит народ, собираясь вокруг:
— Привет тебе, Сталина преданный друг!

А враг насторожен, озлоблен и лют.
Прислушайся: ночью злодеи ползут,
Ползут по оврагам, несут изуверы
Наганы и бомбы, бациллы холеры…

Но ты их встречаешь, силен и суров,
Испытанный в пламени битвы Ежов.
Враги нашей жизни, враги миллионов, —
Ползли к нам троцкистские банды шпионов,
Бухаринцы, хитрые змеи болот,
Националистов озлобленный сброд.

Они ликовали, неся нам оковы,
Но звери попались в капканы Ежова.
Великого Сталина преданный друг,
Ежов разорвал их предательский круг.

Раскрыта змеиная вражья порода
Глазами Ежова — глазами народа.
Всех змей ядовитых Ежов подстерег
И выкурил гадов из нор и берлог.

Разгромлена вся скорпионья порода
Руками Ежова — руками народа.
И Ленина орден, горящий огнем,
Был дан тебе, сталинский верный нарком.

Ты — меч, обнажённый спокойно и грозно,
Огонь, опаливший змеиные гнезда,
Ты — пуля для всех скорпионов и змей,
Ты — око страны, что алмаза ясней.

Седой летописец, свидетель эпохи,
Вбирающий все ликованья и вздохи,
Сто лет доживающий, древний Джамбул
Услышал в степи нарастающий гул.

Мильонноголосое звонкое слово
Летит от народов к батыру Ежову:
— Спасибо, Ежов, что, тревогу будя,
Стоишь ты на страже страны и вождя!

Кочуй по джайляу, лети по аулам —
Степная, гортанная песня Джамбула, —
О верном и преданном сталинском друге,
Враги пред которым трепещут в испуге.

Любви своей к Родине он не изменит.
Как лучшего сына страна его ценит.
Он снится шпионам, злодеям заклятым,
Всегда — обнаженным разящим булатом.

Нас солнечный Сталин повел за собою
И Родина стала страною героев,
Каких не рождалось в замученных странах
При белом царе, при султанах и ханах.

Геройство повсюду: в пшеничном просторе,
В лазури небес, на лазоревом море, —
И там, где тревожные реют зарницы
На синих, далеких зелёных границах.

Я славлю героя, кто видит и слышит
Как враг, в темноте подползает к нам, дышит.
Я славлю отвагу и силу героя,
Кто бьется с врагами железной рукою.

Я славлю батыра Ежова, который
Разрыв уничтожил змеиные норы,
Кто встал, недобитым врагам угрожая
На страже страны и ее урожая.

Будь орденом Ленина вечно украшен,
Наш зоркий хранитель заводов и пашен,
И пусть моя песня разносит по миру
Всесветную славу родному батыру.

Джамбул перевод Константин Алтайский

Значение и происхождение фамилии Ежов

Обладатель фамилии Ежов
, несомненно, может гордиться своей фамилией как памятником русской культуры и языка.

Фамилия Ежов образована от личного прозвища и относится к распространенному типу русских фамилий.

У славян издревле существовала традиция давать человеку прозвище в дополнение к имени, полученному им при крещении. Дело в том, что церковных имен было сравнительно немного, и они часто повторялись. Поистине неисчерпаемый запас прозвищ позволял легко выделить в обществе человека. В качестве источников могли использоваться: указание на профессию, особенности характера или внешности человека, название национальности или местности, выходцем из которой был человек.

Значение фамилии Ежов

Основой для фамилии Ежов
послужило мирское имя Еж, которое могло быть прозвищем неуживчивого, колючего человека. В словаре В.И. Даля слово “еж” в отношении к человеку имеет несколько значений: «человек, который ежится от холода или по другой причине», и «скряга, скупец, недоступный богач».

С другой стороны, до введения на Руси христианства наречение ребенка именем, представляющим собой название животного или растения, было очень распространенной традицией. Это соответствовало языческим представлениям человека о мире. Древнерусский человек, живший по законам природы, сам представлял себя ее частью. Давая младенцу такие имена, как, например, Волк, Белка, Соловей, Калина, родители хотели, чтобы природа воспринимала ребенка как своего, чтобы к нему перешли те полезные качества, которыми наделен избранный представитель животного или растительного мира.

Уже в XV–XVI веках на Руси начинают закрепляться и передаваться из поколения в поколение фамилии, обозначающие принадлежность человека к конкретной семье. Это были притяжательные прилагательные с суффиксами –ов/-ев, -ин, изначально указывающие на имя главы семейства. Таким образом, потомки человека, обладавшего именем Еж, со временем получили фамилию Ежовы.

Происхождение фамилии Ежов

Носители этого фамильного имени оставили яркий след в истории России, среди них:

Николай Михайлович Ежов – беллетрист и журналист, образование получил в московском Строгановском училище. Помещал рассказы и статьи в «Северном вестнике», «Новом времени», «Историческом вестнике» и других изданиях. Отдельно вышли сборники его рассказов. С середины 1890-х годов печатал в «Новом времени» фельетоны о московской жизни под псевдонимом «Не фельетонист».

Валентин Иванович Ежов
– кинодраматург, соавтор сценариев фильмов «Баллада о солдате», «Крылья», «Белое солнце пустыни», «Это сладкое слово – свобода» и других, лауреат Ленинской премии.

Говорить о точном месте и времени возникновения фамилии Ежов в данный момент не представляется возможным, поскольку процесс формирования фамилий был достаточно длительным. Тем не менее, фамилия Ежов представляет собой замечательный памятник славянской письменности и культуры.

Основой фамилии Ежов послужило мирское имя Еж. Фамилия Ежов образована от нецерковного имени Еж. Известно, что до введения на Руси христианства наречение ребёнка именем, представляющим собой название животного или растения, было очень распространённой традицией. Это соответствовало языческим представлениям человека о мире. Древнерусский человек, живший по законам природы, сам представлял себя частью природы. Поэтому, давая младенцу такое имя, как Еж, Калина, Волк, родители хотели, чтобы природа воспринимала ребёнка как своего, чтобы к нему перешли те полезные качества, которыми наделён избранный представитель животного или растительного мира.

Издревле еж символизировал мудрость. Кроме того, считалось, что благодаря колючкам еж обладает отвращающей силой. Поэтому он часто использовался как оберег. По верованьям болгар, Ёж дал совет Богу, как покрыть землю небом. В южнославянских легендах мудрый Ёж спас мир от испепеления солнцем. Встав на дороге, он остановил ослицу, верхом на которой Солнце ехало искать себе невесту. Солнце не женилось и не породило много других солнц. По болгарским поверьям, Ёж – самый мудрый из животных, так как дольше всех живет на свете. Он знает все, что было раньше и о чем люди давно забыли. Он знает также особую омолаживающую траву и никогда не стареет. Еж, со временем получил фамилию Ежов.

“Славно поработали”

В феврале 1935 года Ежов был назначен одним из трех секретарей ЦК, ответственным за организационную и кадровую работу, и председателем Комиссии партийного контроля, с этого момента по количеству встреч со Сталиным уступая только Молотову.

Назначение наркомом внутренних дел 26 сентября 1936 года формально являлось для него понижением и было обусловлено особой ролью, отведенной ему Сталиным.

По оценкам историков, прежняя чекистская верхушка полагала, что основная работа уже проделана, и можно сбавить обороты. Переломить эти настроения и призван был Ежов.

Еще 1 декабря 1934 года, после убийства Кирова, президиум ЦИК СССР принял постановление, согласно которому дела “о подготовке или совершении террористических актов” должны были расследоваться “в ускоренном порядке”, а смертные приговоры – приводиться в исполнение немедленно без права обжалования.

Судьбу людей стали решать “тройки”, зачастую “пачками”, без права на защиту, а нередко и в отсутствие обвиняемых.

Вместо ОГПУ и республиканских наркоматов внутренних дел был образован союзный НКВД.

Создателя ГУЛАГа и организатора дел против бывших соратников Ленина Генриха Ягоду Сталин, тем не менее, посчитал недостаточно энергичным и решительным. Тот сохранял остатки пиетета к “старой гвардии”, по крайней мере, не желал пытать их.

25 сентября 1936 года Сталин, отдыхая в Сочи вместе с Андреем Ждановым, направил членам политбюро телеграмму: “Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение тов. Ежова на пост наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздало в этом деле на 4 года”.

На следующий день назначение Ежова состоялось.

На первой встрече с руководящим составом наркомата он показал присутствующим два кулака: “Вы не смотрите, что я маленького роста. Руки у меня крепкие – сталинские. Буду сажать и расстреливать всех, невзирая на чины и ранги, кто посмеет тормозить дело с врагами народа”.

Вскоре он написал докладную Сталину: “В НКВД вскрылось много недостатков, которые терпеть дальше никак нельзя. В среде руководящей верхушки чекистов все больше зреют настроения самодовольства, успокоенности и бахвальства. Вместо того, чтобы сделать выводы из троцкистского дела и покритиковать собственные недостатки, люди мечтают только об орденах за раскрытое дело”.

Ежов сообщил, что выполнил поручение Сталина и пересмотрел списки арестованных по последним делам: “Стрелять придется довольно внушительное количество. Думаю, на это надо пойти и раз навсегда покончить с этой мразью”.

В феврале-марте 1937 года состоялся пленум ЦК ВКП(б), который длился полторы недели – дольше, чем какой-либо иной за всю историю – и был практически целиком посвящен борьбе с “врагами народа”. Большинство его участников вскоре сами были репрессированы, несмотря на то, что безоговорочно поддержали линию Сталина.

22 мая арест

маршала Тухачевского положил начало массовой чистке командирского корпуса.

1 августа вступил в силу секретный приказ НКВД № 00447, который определял в “целевую группу” репрессий бывших “кулаков”, “членов антисоветских партий”, “участников повстанческих, фашистских, шпионских формирований”, “троцкистов”, “церковников”.

Приказ устанавливал для всех регионов Советского Союза разнарядки по количеству арестованных и “осужденных по первой категории”.

В документе было сказано, что “следствие проводится упрощенно и в ускоренном порядке”, а главной его задачей является выявление всех связей арестованного.

На операцию выделялось 75 млн рублей.

ЕЖОВА: число взаимодействия с миром «7»

Люди, находящиеся под влиянием семерки, реже других бывают правильно поняты окружающими. Часто их считают надменными снобами, не склонными к общению и мало с кем идущими на контакт, однако это вовсе не так; просто в данном случае поведение, особенно в кругу малознакомых людей, в очень малой степени соответствует внутренней сущности. Итак, «семерочник», это вовсе не мрачный бука, который только и ждет, пока другие ошибутся или выставят себя в смешном свете; на самом деле он наделен любовью к миру и всем его представителям, а также душой неутомимого искателя, любопытство которого безгранично.

«Семерочники» сами выбирают, с кем им общаться, и обычно предпочитают одиночество скучному обществу и пустым разговорам, но они чутко прислушиваются к словам каждого в надежде найти в них разумное зерно. Склонный к переменам и непостоянству, человек семерки лучше других понимает, что в одну реку нельзя войти дважды – но он верит в то, что люди меняются к лучшему, и всегда готов дать некогда провинившемуся второй, а то и третий шанс. Саморазвитие является неотъемлемым атрибутом жизни «семерочников», а для того, чтобы не стоять на месте, им необходимы свобода и отсутствие ограничений, в том числе и внутренних. Именно поэтому, взрослея, они первым делом пробуют то, что долгое время запрещалось родителями, не ведут себя так, как их учили, а, освободившись от опеки, начинают формировать собственную личность.

Завоевать расположение «семерочника» не трудно, поскольку такой человек обычно щедр на эмоции, но сохранить его привязанность надолго практически невозможно. Это удается только тем, кто готов работать над собой, не раскрываться до конца, ускользать и скрываться; тот, в ком нет непредсказуемости и загадки, «семерочнику» быстро наскучит.

Личная жизнь людей семерки складывается непросто. На их долю выпадает череда браков, легкомысленных и серьезных связей, а вместе с ними – болезненные разрывы, скандалы, взаимные претензии. Такова плата за право не принадлежать до конца никому, кроме самого себя.

«Семерочники» часто стремятся к недосягаемому и обычно прекрасно знают это. В своей борьбе, пусть даже обреченной на неудачу, они обретают бесценный опыт, необходимый им для движения вперед. Эти люди обладают сильной склонностью к философии и метафизике; часто именно знание оккультных наук помогает им не падать духом.

“Исчадие номенклатуры”

В отличие от профессиональных чекистов Менжинского, Ягоды и Берии, Ежов был партийным работником.

Окончив три класса начального училища, он оказался самым малообразованным руководителем советских/российских спецслужб за всю историю.

Карликом его называли из-за роста – всего 154 сантиметра.

Николай Ежов родился 22 апреля (1 мая) 1895 года в селе Вейверы Мариампольского уезда Сувалкской губернии (ныне Литва).

По данным его биографа Алексея Павлюкова, отец будущего наркома Иван Ежов служил в полиции. Впоследствии Ежов утверждал, что является потомственным пролетарием, сыном рабочего Путиловского завода, и сам успел потрудиться там же слесарем, хотя в реальности учился частным образом портняжному делу.

О времени своего присоединения к большевикам он тоже, мягко выражаясь, сообщал неверные сведения: указывал в автобиографиях март 1917 года, тогда как, согласно документам Витебской городской организации РСДРП, это случилось 3 августа.

В июне 1915 года Ежов пошел добровольцем в армию, и после легкого ранения был переведен на должность писаря. В Красную армию был призван в апреле 1919 года, и снова служил писарем при школе военных радистов в Саратове. Спустя полгода стал комиссаром школы.

Карьера Ежова пошла в гору после перевода в Москву в сентябре 1921 года. Уже через пять месяцев Оргбюро ЦК направило его секретарем губкома в Марийскую автономную область.

В то время недалекие острословы

прозвали Сталина “товарищ Картотеков”. Пока остальные “вожди”, упиваясь собой, рассуждали о мировой революции, Сталин и его сотрудники целыми днями возились с карточками, которые они завели на тысячи “перспективных партийцев”.

Только в 1922 году секретариат ЦК и созданный Сталиным Учетно-распределительный отдел произвели более 10 тысяч назначений в партийном и государственном аппарате, сменили 42 секретаря губкомов.

Подолгу на одном месте номенклатурщики в то время не задерживались. Ежов работал в Казахстане и Киргизии, в декабре 1925 года на XIV съезде ВКП(б) познакомился с Иваном Москвиным, который через два месяца возглавил Орграспредотдел ЦК и забрал Ежова к себе инструктором.

В ноябре 1930 года Ежов занял место Москвина. К этому же времени, по имеющимся данным, относится его личное знакомство со Сталиным.

“Я не знаю более идеального работника, чем Ежов. Вернее не работника, а исполнителя. Поручив ему что-нибудь, можно не проверять и быть уверенным – он все сделает. У Ежова есть только один недостаток: он не умеет останавливаться. Иногда приходится следить за ним, чтобы вовремя остановить”, – сказал Москвин своему зятю Льву Разгону, пережившему ГУЛАГ и ставшему известным писателем.

Москвин каждый день приезжал домой обедать и частенько привозил с собой Ежова. Жена патрона называла его “воробышком” и старалась получше накормить.

В 1937 году Москвин получил “10 лет без права переписки”. Наложив на рапорт стандартную резолюцию: “Арестовать”, Ежов приписал: “И жену его тоже”.

Софью Москвину обвинили в том, что она по заданию английской разведки пыталась отравить Ежова, и расстреляли. Если бы не вмешательство бывшего друга дома, отделалась бы отправкой в лагерь.

К чекистским делам Ежов оказался причастен после убийства Кирова.

“Ежов вызвал меня к себе на дачу. Свидание носило конспиративный характер. Ежов передал указание Сталина на ошибки, допускаемые следствием по делу троцкистского центра, и поручил принять меры, чтобы вскрыть троцкистский центр, выявить явно невскрытую террористическую банду и личную роль Троцкого в этом деле”, – докладывал Ягоде один из его заместителей Яков Агранов.

До 1937 года Ежов не производил впечатления демонической личности. Он был общителен, галантен с дамами, любил стихи Есенина, охотно участвовал в застольях и плясал “русскую”.

Писатель Юрий Домбровский, чьи знакомые знали Ежова лично, утверждал, что среди них “не было ни одного, кто сказал бы о Ежове плохо, это был отзывчивый, гуманный, мягкий, тактичный человек”.

Надежда Мандельштам, познакомившаяся с Ежовым в Сухуми летом 1930 года, вспоминала о нем как о “скромном и довольно приятном человеке”, который дарил ей розы и часто подвозил их с мужем на своей машине.

Тем удивительнее случившаяся с ним метаморфоза.

“Ежова заслуженно считают самым кровавым палачом в истории России. Но любой сталинский назначенец делал бы на его месте то же самое. Ежов не был исчадием ада, он был исчадием номенклатуры”, – писал историк Михаил Восленский.

“Подготовляли на 7 ноября 1938 года путч…”

Через две недели после ареста обычным карандашом Ежов пишет записку на имя Лаврентия Берии.

“Лаврентий! Несмотря на всю суровость выводов, которые я заслужил и воспринимаю по партийному долгу, заверяю тебя по совести в том, что преданным партии, т. Сталину останусь до конца. Твой Ежов”.

Спустя три месяца после ареста Ежова, 11 июня 1939 года, комиссар государственной безопасности третьего ранга Б.З. Кобулов своей подписью заверил постановление о привлечении Николая Ивановича к уголовной ответственности.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Москва, 1939 года, июня 10 дня

НАШЕЛ:

Показаниями своих сообщников, руководящих участников антисоветской, шпионско-террористической, заговорщической организации – ФРИНОВСКОГО, ЕВДОКИМОВА, ДАГИНА, – и другими материалами расследования ЕЖОВ изобличается в изменнических, шпионских связях с кругами Польши, Германии, Англии и Японии.

Запутавшись в своих многолетних связях с иностранными разведками и начав с узко шпионских функций передачи им сведений, представляющих специально охраняемую государственную тайну СССР, ЕЖОВ затем по поручению правительственных и военных кругов Германии и Польши перешел к более широкой изменнической работе, возглавив в 1936 году антисоветский заговор в НКВД и установив контакт с нелегальной военно-заговорщической организацией в РККА.

[править] Мавр сделал своё дело

«Ежовы рукавицы» — знаменитый плакат Бориса Ефимова

После того как число чистых фрагов перевалило за 700 тысяч, за решеткой оказалось полтора миллиона, из которых тысяч пятьсот — политических, в руководстве партии сформировалась кучка пидорасов, настолько отчаянно боявшихся за свой жёпп, что не побоялись слать вождю секретные записки примерно следующего содержания: «Ежов пьянь, срань, скоро всех нас расстреляет, и вообще у него на тебя дело ещё от Ягоды лежит». Среди них были Маленков, Хрущ и Берия, прекрасно знавший, что у шефа в сейфе есть, что оттуда можно убрать, что подбросить. В результате у товарища Сталина возникли подозрения, что товарищ Ежов использует борьбу с врагами народа в личных целях.

Отец народов решил, что Родина спасена в должной степени, Ежова назначили руководить наркоматом водного транспорта. Предчувствуя надвигающуюся безблагодатность, нарком запил сильнее.

Звонишь в наркомат — уехал в ЦК, звонишь в ЦК — уехал в наркомат, посылаешь на квартиру — вдребезги пьяный валяется.

Нержавеющей стали Хозяин возмущается заржавевшим железным наркомом

На посту наркома водного транспорта Ежов был далеко не так искромётен, как в НКВД. Будучи не в силах проявить свои таланты, он быстро стал форменным алконавтом и занимался на работе в основном тем, что делал шарики из хлебного мякиша и мастерил бумажных птичек. Хотя, скорее всего, он к тому времени уже чувствовал за спиной дыхание грядущего пиздеца, и ему было уже на всё глубоко похуй. Ну, кроме хлебных шариков. Кроме того, небезызвестный кукурузник позднее именовал Ежова не иначе как «преступником и наркоманом», так что можно предполагать, что Николай не чурался и веществ. Так или иначе, запой был бесцеремонно прерван пативэном, который однажды ясным весенним утром подкатил к дому сабжа (по другой версии, Коляна арестовали в рабочем кабинете). Обвинили Ежова по его собственной любимой схеме — в подготовке государственного переворота и в вынашивании планов по выпиливанию товарища Сталина. За что боролся, на то и напоролся.

Смерть Николая Ежова

Также на суде вскрылось пикантное обстоятельство, что железный нарком-то того, это… ахтунг. Обстоятельство было сфабриковано Берией сотоварищи для пущего осквернения образа врага народа, на что теперь уже совершенно похуй всем заинтересованным и не заинтересованным лицам.

… В октябре или ноябре 1938 г. во время попоек у меня на квартире я… имел интимную связь с женой одного из своих подчиненных. И — с ее мужем, с которым я действительно имел педерастическую связь.

Из признания Ежова

Такое было совсем уже непотребно, и гуманный советский суд приговорил Ежова к расстрелу. Один из палачей, которые вели Ежова на расстрел, позже проболтался, что непосредственно перед расстрелом ему таки надавали пиздюлей в благодарность за всё хорошее, что он сделал. Смертная казнь состоялась 4 февраля 1940. После расстрела о Ежове просто-напросто забыли, как будто его и не было, а народ особо и не интересовался, где высокий гражданин маленького роста, тем более что вскоре стало вообще не до него: грянуло новое большое гуро, на этот раз извне. Появившись фактически из ниоткуда, Колян в никуда и ушёл.

Справедливости ради надо сказать, что как жёсткий менеджер Ежов был довольно эффективен. По воспоминаниям современников, он руководил подчинёнными чётко и конкретно, добиваясь результатов всегда к сроку. За неполные два года успеть послать в тюрьму полтора ляма человек — это надо уметь. В общем, эту бы энергию, да в мирных целях…

НКВД

До 1934-го Николай Иванович заведовал орграспредотделом, а в 1933–1934 годах Ежов входил в Центральную комиссию ВКП(б) по «чистке» партии. Также пребывал на должностях председателя КПК и секретаря ЦК ВКП(б). В 1934–1935 годах политик с подачи своего хозяина участвовал в деле об убийстве Кирова. Сталин не случайно послал товарища Ежова в Ленинград разбираться в истории гибели Сергея Мироновича, потому что товарищу Ягоде уже не доверял.

Николай Ежов и Иосиф Сталин

Смерть Кирова была поводом, которым воспользовались Николай Ежов и руководство: он, не имея никаких доказательств, объявил преступниками Зиновьева и Каменева. Это дало толчок «Кировскому потоку» – репетиции масштабных сталинских репрессий.

Дело в том, что после случившегося с Сергеем Мироновичем правительство объявило об «окончательном искоренении всех врагов рабочего класса», из-за чего последовали массовые политические аресты.

Николай Ежов

Ежов сработал так, как и нужно было вождю. Поэтому неудивительно, что 25 сентября 1936 года, находясь в отпуске в Сочи, Жданов и Сталин отправили в ЦК срочную телеграмму с просьбой назначить Ежова на пост наркома внутренних дел.

Здесь маленький рост Николая Ежова пришелся кстати, ведь Сталин окружал себя людьми, на которых можно было смотреть свысока. Если верить журналу записей посетителей, то Ежов появлялся в кабинете генсека каждый день, и по частоте заходов его опережал только Вячеслав Молотов.

Николай Ежов на трибуне (справа)

По слухам, Николай Иванович приносил в кабинет Сталина списки людей, обреченных на погибель, и вождь ставил галочки только напротив знакомых фамилий. Следовательно, смерти сотен и десятков тысяч людей были на совести наркома.

Известно, что за расстрелом Зиновьева и Каменева Николай Иванович наблюдал лично. И далее он вытащил пули из трупов, которые подписал фамилиями убитых и хранил их на своем столе в качестве трофея.

Стальные ежовые рукавицы

На 1937–1938 годы пришелся вошедший в историю так называемый Большой террор – то время, когда сталинские репрессии достигли своего апогея. Также это время называют «ежовщиной» благодаря стахановской работе наркома, сменившего Генриха Ягоду.

Под расстрелы попадали сторонники Троцкого, Каменева и Зиновьева, а также «социально-вредные элементы» и уголовники, а вот доносы, вопреки распространенному мнению, не играли большой роли. Также были распространены пытки, в которых нарком участвовал лично.

Ежов Николай Иванович: личная жизнь

Как уже было сказано, первой женой расстрелянного наркома была Антонина Титова (1897—1988). Супруги развелись в 1930 году и не имели детей.

Со второй женой — Евгенией (Суламифью) Соломоновной — Ежов познакомился, когда она еще была замужем за дипломатом и журналистом Алексеем Гладуном. Молодая женщина вскоре развелась и стала супругой перспективного партийного функционера.

Произвести на свет собственного ребенка паре не удалось, однако они удочерили сироту. Девочку звали Натальей, и после самоубийства приемной матери, которое произошло незадолго до ареста Ежова и его расстрела, она оказалась в детском доме.

Теперь вы знаете, кем был Николай Ежов, биография которого была достаточно типична для многих сотрудников государственного аппарата тех лет, дорвавшихся до власти в первые годы образования СССР и завершивших жизнь так же, как и их жертвы.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий