Значение и происхождение фамилии Розанов

«Апокалипсис нашего времени» – последняя и неоконченная книга Розанова

Это самая тяжелая и даже, по мнению многих критиков, антихристианская книга философа. Работал над ней Розанов с конца 1917 года, после того как с семьей перебрался из Петрограда в Сергиев Посад. Это было, пожалуй, самое трудное время в его жизни: голод, холод, унижения, борьба за физическое выживание и постоянное чувство одиночества…

Отец Павел Флоренский, очевидец последних дней и часов мучительно умиравшего Розанова, проницательно заметил: «…Если бы его приютил какой-либо монастырь, давал бы ему вволю махорки, сливок, сахару и пр., и пр., и, главное, щедро топил бы печи, то, я уверяю, Василий Васильевич с детской наивностью стал бы восхвалять не этот монастырь, а… все монастыри вообще, их доброту, их человечность, христианский аскетизм и т.д. И воистину, он воспел бы христианству гимн, какого не слыхивали по проникновенности лирики… Но вот, приехал В.В. в Посад. Его монастырь даже не заметил… Нахолодавшись и наголодавшись, не умея распорядиться ни деньгами, ни провизией, ни временем, этот зверек-хорек, что ли, или куничка, или ласка, душащая кур, но мнящая себя львом или тигром, все свои бедствия отнес к вине Лавры, Церкви, христианства и т.д., включительно до Иисуса Христа».

Розанов по многим статьям отличился не просто радикальным подходом к осмыслению Церкви и ее учения, но и позволил себя крайне революционные тезисы

Центральным пунктом всей его философии и соответственно длительной полемики с Церковью стала сложная тема семьи и пола в их отнологическом измерении. Если учесть, что авторы абсолютного большинства духовной, нравоучительной литературы – монахи, не удивительно, что эта тема прежде практически не раскрывалась.

Истина пола и души полового притяжения не разврат, но чистота, целомудрие, наконец, высший его луч, нечто религиозное. На этом порыве – религиозном и к религиозному – и завязывается брак; и он не только не разрушает целомудрия, но ещё удлиняет его таинственные и влекущие ресницы, уплотняет фату девства. Половой акт, в душе и правде своей, для нас совсем теперь утерянной, есть именно акт не разрушения, а приобретения целомудрия…». Надо ли говорить, какое негодование во многих кругах вызвало проговаривание подобных вопросов – тем более в русле христианского учения.

Но Розанов пошел еще дальше: рассматривая отношение к полу и к семье не только в разрезе христианской истории, но и в ветхозаветные времена, он пришел к мысли о «неудавшемся христианстве». По Розанову, христианство разрушило сущностную связь человека с Богом, поставив на место жизни — смерть, на место семьи — аскезу, на место религии — каноническое право, консисторию и морализирование, на место реальности — слова. Вместо радости оно в конце концов стало проповедовать страдания и самобичевание, отказ от земли ради неба.

В Ветхом Завете его привлекает все: дух свободы и непокорности, забота о человеке и особое внимание к его интимной, семейной жизни. В конце концов Розанов дошел до критики Самого Спасителя и Его голгофской жертвы

Христос для него стал носителем исключительно печали и скорби. «Христос открывается только слезам», – говорил он. И с сожалением добавлял: «Кто никогда не плачет – никогда не увидит Христа».

Розанов Василий Васильевич

, русский религиозный философ, литературный критик и публицист. Окончил историко-филологический факультет Московского университета. В 1880—1893 преподавал в гимназии (Симбирск, Елец, Белый, Вязьма). Его 1-я книга “О понимании. Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания” (1886) — один из вариантов гегельянского обоснования науки — успеха не имела; однако она примечательна тем, что содержит программу позднейшего мистического теизма Р. Широкую популярность снискал литературно-философский этюд Р. “Легенда о великом инквизиторе Ф. М. Достоевского” (1891), положивший начало последующему истолкованию Ф. М. Достоевского как религиозного мыслителя у Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова и др., с которыми позднее Р. сблизился как участник религиозно-философских собраний (1901— 1903). С конца 1890-х гг. Р. — видный журналист позднеславянофильского толка, сотрудник журнала “Русский вестник” и “Русское обозрение”, один из ведущих публицистов “Нового времени”. Статьи Р. вызывали резкую критику со стороны революционных марксистов (см. В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 25, с. 172). Сознательная беспринципность и двусмысленность его высказываний была с осуждением встречена либералами. Выступая, как правило, с шовинистических позиций, Р., однако, не был последовательным охранителем. Резкую критику постановки школьного образования в России содержали его статьи “Сумерки просвещения” (1893) и “Афоризмы и наблюдения” (1894). В книге “Когда начальство ушло” (1910) Р. в сочувственных тонах описывал брожение в массах в эпоху русской Революции 1905—07. Сборники “Религия и культура” (1899) и “Природа и история” (1900) свидетельствовали о попытках Р. найти решение социально-философских проблем в церковной религиозности, причём его отношение к православной церкви (“Около церковных стен”, т. 1—2, 1906) оставалось глубоко противоречивым. Пытаясь приспособить православие к запросам современности и подвигнуть его к обновленному культу “жизненной силы”, Р. требовал пересмотра христианских воззрений на сексуальные и семейные отношения в нашумевшей книге “Семейный вопрос в России” (т. 1—2, 1903). В сочинениях “Тёмный лик. Метафизика христианства” (1911) и “Люди лунного света” (1911) Р. окончательно размежёвывается с христианством по вопросам пола (противопоставляя при этом Ветхий завет как утверждение жизни плоти — Новому).

Р. стремился в своих сочинениях к предельной эмоциональной насыщенности; его книги “Уединённое” (1912), “Смертное” (1913) и “Опавшие листья” (ч. 1—2, 1913—15) представляют собой собрание объединённых по настроению разрозненных эссеистических набросков, беглых умозрений, дневниковых записей, внутренних диалогов. Высказывания Р. по религиозным, философским, историческим и литературным вопросам, перемежающиеся с бытовыми зарисовками, выдают глубокий духовный кризис, не могущий найти разрешения в безоговорочном принятии христианских догматов, к которому Р. тщетно стремится; итогом мысли Р. остаётся пессимизм и “экзистенциальный” субъективный идеализм в духе

С. Кьеркегора (отличающийся, однако, культом индивидуальности, реализующей себя в стихии пола). Исторический пессимизм Р. в полной мере сказался в его набросках “Апокалипсис нашего времени” (в. 1—10, 1917), где Р. с отчаянием и безнадёжностью принимает неизбежность революционной катастрофы, считая её трагическим завершением российской истории.

Соч.: Литературные очерки, СПБ, 1899; В мире неясного и нерешенного, СПБ, 1901; Декаденты, СПБ, 1904; Итальянские впечатления, СПБ, 1909; Война 1914 и русское возрождение, 2 изд., П., 1915; Из последних листьев. Апокалиптика русской литературы, “Книжный угол”, 1918, № 5; Избранное, Нью-Йорк, 1956.

Лит.: Грифцов Б., Три мыслителя, М., 1911; Шкловский В., Розанов, в кн.: Сюжет как явление стиля, П., 1921; Голлербах Э., В, В. Розанов. Жизнь и творчество, П., 1922; История философии в СССР, т. 4, М., 1971; Leskovec P., Basilio Rozanov e la sua concezione religiosa, Roma, 1958: Rozanov, L., 1962.
В. С. Муравьев.

Большая советская энциклопедия, 1969 — 1978 гг, в 30 томах.   

Личность и творчество Розанова

Творчество и взгляды Розанова вызывают очень противоречивые оценки. Это объясняется его нарочитым тяготением к крайностям, и характерною амбивалентностью его мышления. «На предмет надо иметь именно 1000 точек зрения. Это „координаты действительности“, и действительность только через 1000 и улавливается». Такая «теория познания» действительно демонстрировала необычайные возможности специфически его, розановского, видения мира. Примером данного подхода может служить то, что революционные события 1905—1907 Розанов считал не только возможным, но и необходимым освещать с различных позиций — выступая в «Новом времени» под своей фамилией как монархист и черносотенец, он под псевдонимом В. Варварин выражал в других изданиях леволиберальную, народническую, а порой и социал-демократическую точку зрения.

«Духовной» родиной для Розанова был Симбирск. Свою отроческую жизнь здесь он описал ярко, с большой памятью о событиях и тончайших движениях души. Биография Розанова стоит на трех основах. Это его три родины: «физическая» (Кострома), «духовная» (Симбирск) и, позднее, «нравственная» (Елец). В литературу Розанов вошёл уже сформировавшейся личностью. Его более чем тридцатилетний путь в литературе (1886—1918) был беспрерывным и постепенным разворачиванием таланта и выявлением гения. Розанов менял темы, менял даже проблематику, но личность творца оставалась неущербной.

Условия его жизни (а они были не легче, чем у его знаменитого волжского земляка Максима Горького), нигилистическое воспитание и страстное юношеское желание общественного служения готовили Розанову путь деятеля демократической направленности. Он мог бы стать одним из выразителей социального протеста. Однако юношеский «переворот» изменил его биографию коренным образом, и Розанов обрел свое историческое лицо в других духовных областях. Розанов становится комментатором. За исключением немногих книг («Уединенное», «Опавшие листья», «Апокалипсис нашего времени») необъятное наследие Розанова, как правило, написано по поводу каких-либо явлений, событий.

Исследователи отмечают эгоцентризм Розанова. Первые издания книг «опавших листьев» Розанова — «Уединенное», а затем и «Опавшие листья», — вошедшие вскоре в золотой фонд русской литературы, были восприняты с недоумением и растерянностью. Ни одной положительной рецензии в печати, кроме бешеного отпора человеку, который на страницах напечатанной книги заявил: «Я ещё не такой подлец, чтобы думать о морали».

Розанов — один из русских писателей, счастливо познавших любовь читателей, неколебимую их преданность. Это видно из отзывов особенно чутких читателей «Уединенного», правда, высказанных интимно, в письмах. Примером может служить емкий отзыв М. О. Гершензона: «Удивительный Василий Васильевич, три часа назад я получил Вашу книгу, и вот уже прочел её. Такой другой нет на свете — чтобы так без оболочки трепетало сердце пред глазами, и слог такой же, не облекающий, а как бы не существующий, так что в нём, как в чистой воде, все видно. Это самая нужная Ваша книга, потому что, насколько Вы единственный, Вы целиком сказались в ней, и ещё потому, что она ключ ко всем Вашим писаниям и жизни. Бездна и беззаконность — вот что в ней; даже непостижимо, как это Вы сумели так совсем не надеть на себя системы, схемы, имели античное мужество остаться голо-душевным, каким мать родила, — и как у Вас хватило смелости в 20-м веке, где все ходят одетые в систему, в последовательность, в доказательность, рассказать вслух и публично свою наготу. Конечно, в сущности все голы, но частью не знают этого сами и уж во всяком случае наружу прикрывают себя. Да без этого и жить нельзя было бы; если бы все захотели жить, как они есть, житья не стало бы. Но Вы не как все, Вы действительно имеете право быть совсем самим собою; я и до этой книги знал это, и потому никогда не мерял Вас аршином морали или последовательности, и потому „прощая“, если можно сказать тут это слово, Вам Ваши дурные для меня писания просто не вменял: стихия, а закон стихий — беззаконие».

Биография

Родной город его – Ветлуга в Костромской губернии. Он был рожден в чиновничьей семье, у него было много братьев и сестер. Будущий писатель Василий Розанов рано потерял обоих родителей. Фактически воспитанием его занялся старший брат Николай. С 1870 года они переехали в Симбирск, там его молодой попечитель стал преподавателем в гимназии. Описывая свою жизнь (годы 1856-1919), российский философ В. Розанов отмечает, что, если бы не его брат, он бы попросту не выжил. Николай успел к моменту смерти родителей закончить университет в Казани, он предоставил Василию все условия для получения образования, фактически заменил ему отца.

В Симбирске потенциальный писатель был постоянным посетителем библиотеки Карамзина. В 1872 году он сменил место жительства на Нижней Новгород, где он поступил в гимназию и в 1878 уже закончил обучение.

По окончании учебного заведения он поступил в Московский университет. Там он присутствовал на лекциях Соловьева, Ключевского, Корша и многих других. К четвертому курсу будущий философ Василий Розанов получал стипендию Хомякова. В 1880 году он женился на А. П. Сусловой, которой был 41 год. До того момента она являлась любовницей семейного Ф. Достоевского.

Религия в творчестве

Сам Василий Розанов о себе говорил, что он «вечно излагает себя». Он отмечал, что все, о чем он пишет, в конечном итоге так или иначе восходит к Богу. Он полагал, что в то время как вся религия мира индивидуальна, христианство стало личным. Философ предоставляет каждому право решать, но не то, какую конфессию исповедовать, это уже было решено некогда, а вопрос укоренения личности в общей вере.

Он считал, что воцерквление невозможно произвести только через обряды таинства. Необходима искренняя убежденность, вера в то, что все теперь в его жизни отмечено оттенком религиозности.

Отношение к богу и к церкви он рассматривает сквозь призму понятия о совести. Именно этому чувству он отводит роль разделителя в личность на субъективную и объективную составляющую. Он различает в вопросе совести два аспекта – отношение ее к Богу и отношение к церкви.

Бог, с его точки зрения, является Личным бесконечным духом.

Журналистика

Исследователи отмечают необычный жанр сочинений Розанова, ускользающий от строгого определения, однако прочно вошедший в его журналистскую деятельность, предполагавший постоянную, как можно более непосредственную и вместе с тем выразительную реакцию на злобу дня, и сориентированный на настольную книгу Розанова «Дневник писателя» Достоевского. В опубликованных сочинениях «Уединенное» (1912), «Смертное» (1913), «Опавшие листья» (короб 1 — 1913; короб 2 — 1915) и предполагавшихся сборниках В «Сахарне», «После Сахарны», «Мимолетное» и «Последние листья» автор пытается воспроизвести процесс «понимания» во всей его интригующей и многосложной мелочности и живой мимике устной речи — процесс, слитый с обыденной жизнью и способствующий мыслительному самоопределению. Этот жанр оказался наиболее адекватным мысли Розанова, всегда стремившейся стать переживанием; и последнее его произведение, попытка осмыслить и тем самым как-то очеловечить революционное крушение истории России и его вселенский резонанс, обрела испытанную жанровую форму. Его «Апокалипсис нашего времени» публиковался невероятным по тому времени двухтысячным тиражом в большевистской России с ноября 1917 по октябрь 1918 (десять выпусков)

Семья – это начало религиозности

«Семья – это «Аз есмь» каждого из нас; «святая земля», на которой издревле стоят человеческие ноги. Это есть целый клубок таинственностей… т.е. начало религии, религиозных сцеплений человека с миром… Семью нужно понимать как… способ такой связанности людей, где они уже без «Нравственного богословия» любят друг друга, проливают друг за друга пот и готовы пролить, да и проливают иногда, кровь. Конечно, это религия!».  Церковь же, по мнению Розанова, ущемляет семью, супружескую любовь и половую связь. Чтобы основой церковной жизни, столь ему дорогой и для него неотменимой, были не догматы и правила, а непосредственное религиозное чувство, необходимо подлинное воцерковление пола и брака, потому что в этом вопросе Церковь, по убеждению философа, явно «ущемляет» пол и безусловное предпочтение отдаёт безбрачию, монашеству.

Второй брак

В 1891 году Розанов тайно обвенчался с Варварой Дмитриевной Бутягиной, вдовой учителя Елецкой гимназии.

Будучи преподавателем Елецкой гимназии, Розанов с другом Первовым делают первый в России перевод с греческого «Метафизики» Аристотеля.

Несогласие философа с постановкой школьного образования в России выражено в статьях «Сумерки просвещения» (1893) и «Афоризмы и наблюдения» (1894). В сочувственных тонах описывал брожение в период русской революции 1905—1907 годов в книге «Когда начальство ушло» (1910). Сборники «Религия и культура» (1899) и «Природа и история» (1900) были попытками Розанова найти решение социальных и мировоззренческих проблем в церковной религиозности. Однако его отношение к православной церкви («Около церковных стен», т. 1—2, 1906) оставалось противоречивым. Вопросам отношения церкви к проблематике семьи и сексуальным отношениям посвящена книга «Семейный вопрос в России» (т. 1—2, 1903). В сочинениях «Тёмный лик. Метафизика христианства» (1911) и «Люди лунного света» (1911) Розанов окончательно расходится с христианством по вопросам пола (противопоставляя при этом Ветхий Завет, как утверждение жизни плоти, — Новому Завету).

Фамилия Розанов в архивных записях

  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно
  • бесплатно

Перейти к архивам

Помощь исследователю, начинающему самостоятельное составление генеалогического дерева. Мы поможем понять, с чего стоит начинать, и определить дальнейший алгоритм действий, опираясь на специальные знания профессиональных историков.

Подробнее…

Мы поможем узнать больше информации по старинным фотографиям 19-20 веков. Для анализа используется военная униформа, униформа гражданских ведомств (например, униформа железнодорожников), мода в гражданской одежде, а также предметы.

Подробнее…

Каждый человек рано или поздно задумывается о происхождении своей фамилии. Фамильный диплом приоткрывает тайны многих предшествующих поколений, определяет первопричину ее возникновения.

Подробнее…

Не найдено ни одного объявления

Добавить объявление о поиске

Чаще называют

Женские имена

  • Наталья (8%)
  • Анна (6%)
  • Елена (6%)
  • Мария (6%)
  • Ольга (5%)
  • Евгения (4%)

Улицы в России, названные в честь фамилии Розанов

  • Россия, Нижегородская область, г Нижний Новгород, ул Розанова
  • Россия, Челябинская область, г Копейск, ул Розановского
  • Россия, г Москва, ул Розанова

РОЗАНОВ: число взаимодействия с миром «6»

«Шестерочника» легко узнать – это тот самый человек, который отличается необыкновенной удачливостью, всегда окружен друзьями, имеет прекрасную семью и не понаслышке знает, что такое взаимная любовь. Баловень судьбы? На самом деле это не совсем так. Все, что получает «шестерочник» с кажущейся легкостью, им заслужено. Этот человек отличается спокойным, уравновешенным характером, умением помочь в трудной ситуации, дать толковый совет или просто выслушать того, кому необходима моральная поддержка. В служении другим на самых разных уровнях люди шестерки часто находят смысл своей жизни; именно они умеют отдавать, ничего не теряя, и спокойно принимать любые дары. Близкие и друзья «шестерочника» чувствуют себя рядом с ним спокойно и комфортно – такой человек не играет в психологические игры, не пытается ими манипулировать, говорит именно то, что думает, но в форме, которая никого не обидит.

«Шестерочник» – отличный семьянин, причем его заботят не только уют дома и успешность всех членов семьи, но и душевное состояние близких. Это несравненный хранитель домашнего очага, умный и терпеливый наставник, достойный пример для подражания. Заботясь об окружающих, люди шестерки часто забывают о себе, и один из важных уроков, которые им следует усвоить – не растрачивать себя без остатка, поскольку силы их велики, но все же не неисчерпаемы.

Стремление «шестерочников» к гармонии накладывает отпечаток не только на их отношения с людьми, но и на то, как они организовывают свою жизнь – от основополагающих тенденций, до мелочей. Можно не сомневаться, что квартира человека шестерки чиста и уютна, рабочее место – комфортно и располагает к продуктивному труду, а место отдыха радует глаз приятным пейзажем. «Шестерочники» не только ценят красоту, но и способны увидеть ее во всем, что их окружает

Именно поэтому они часто обладают незаурядными талантами в области дизайна, и, что немаловажно, способны помочь любому раскрыть лучшие стороны своей души

Если «шестерочникам» что и мешает в жизни, так это неспособность принять решение быстро, и не отступать от него ни на шаг. Такие люди способны помогать другим, давать простые и разумные советы, но сами часто терзаются беспричинными сомнениями, нервничают и переживают по мелочам. Они восприимчивы к радостям жизни, но и беды принимают близко к сердцу; часто реагируют излишне эмоционально и подолгу страдают от душевных ран.

Тема пола

Центральной философской темой в творчестве зрелого Розанова стала его метафизика пола. В 1898 в одном из писем он формулирует свое понимание пола: «Пол в человеке — не орган и не функция, не мясо и не физиология — но зиждительное лицо… Для разума он не определим и не постижим: но он Есть и все сущее — из Него и от Него». Непостижимость пола никоим образом не означает его ирреальности. Напротив, пол, по Розанову, есть самое реальное в этом мире и остается неразрешимой загадкой в той же мере, в какой недоступен для разума смысл самого бытия. «Все инстинктивно чувствуют, что загадка бытия есть собственно загадка рождающегося бытия, то есть что это загадка рождающегося пола». В розановской метафизике человек, единый в своей душевной и телесной жизни, связан с Логосом, но связь эта имеет место не в свете универсального разума, а в самой интимной, «ночной» сфере человеческого бытия: в сфере половой любви.

Все Розановы

  • Розанов Авраам
  • Розанов Адам
  • Розанов Адриан
  • Розанов Александр
  • Розанов Алексей
  • Розанов Анатолий
  • Розанов Андрей
  • Розанов Антон
  • Розанов Аристарх
  • Розанов Аркадий
  • Розанов Арсений
  • Розанов Артем
  • Розанов Артемий
  • Розанов Архип
  • Розанов Афанасий
  • Розанов Богдан
  • Розанов Борис
  • Розанов Вадим
  • Розанов Валентин
  • Розанов Валерий
  • Розанов Василий
  • Розанов Вениамин
  • Розанов Викентий
  • Розанов Виктор
  • Розанов Вилли
  • Розанов Виссарион
  • Розанов Виталий
  • Розанов Владимир
  • Розанов Владислав
  • Розанов Всеволод
  • Розанов Вячеслав
  • Розанов Гавриил
  • Розанов Галактион
  • Розанов Геннадий
  • Розанов Георгий
  • Розанов Герасим
  • Розанов Герман
  • Розанов Глеб
  • Розанов Гордей
  • Розанов Григорий
  • Розанов Давид
  • Розанов Даниил
  • Розанов Денис
  • Розанов Дмитрий
  • Розанов Евгений
  • Розанов Евдоким
  • Розанов Емельян
  • Розанов Ефим
  • Розанов Захар
  • Розанов Зиновий
  • Розанов Иван
  • Розанов Игнатий
  • Розанов Игорь
  • Розанов Иларион
  • Розанов Илья
  • Розанов Иннокентий
  • Розанов Иосиф
  • Розанов Ираклий
  • Розанов Исаакий
  • Розанов Казимир
  • Розанов Карп
  • Розанов Кирилл
  • Розанов Клемент
  • Розанов Клим
  • Розанов Кондрат
  • Розанов Константин
  • Розанов Корнилий
  • Розанов Кузьма
  • Розанов Лазарь
  • Розанов Лев
  • Розанов Леонид
  • Розанов Леонтий
  • Розанов Лукьян
  • Розанов Макар
  • Розанов Максим
  • Розанов Максимилиан
  • Розанов Марк
  • Розанов Мартин
  • Розанов Матвей
  • Розанов Мечислав
  • Розанов Мирон
  • Розанов Митрофан
  • Розанов Михаил
  • Розанов Модест
  • Розанов Моисей
  • Розанов Назар
  • Розанов Наум
  • Розанов Никанор
  • Розанов Никита
  • Розанов Николай
  • Розанов Нисон
  • Розанов Олег
  • Розанов Орест
  • Розанов Осип
  • Розанов Павел
  • Розанов Памфил
  • Розанов Парамон
  • Розанов Петр
  • Розанов Платон
  • Розанов Порфирий
  • Розанов Прокофий
  • Розанов Прохор
  • Розанов Рафаил
  • Розанов Роман
  • Розанов Ростислав
  • Розанов Савелий
  • Розанов Самсон
  • Розанов Самуил
  • Розанов Святослав
  • Розанов Севастьян
  • Розанов Сергей
  • Розанов Степан
  • Розанов Тарас
  • Розанов Терентий
  • Розанов Тимофей
  • Розанов Тихон
  • Розанов Трофим
  • Розанов Фаддей
  • Розанов Федор
  • Розанов Федот
  • Розанов Феликс
  • Розанов Фома
  • Розанов Юлиан
  • Розанов Юрий
  • Розанов Ярослав
  • Розанова Агния
  • Розанова Аза
  • Розанова Акулина
  • Розанова Алевтина
  • Розанова Александра
  • Розанова Алла
  • Розанова Анастасия
  • Розанова Ангелина
  • Розанова Анна
  • Розанова Антонина
  • Розанова Анфиса
  • Розанова Ариадна
  • Розанова Валентина
  • Розанова Валерия
  • Розанова Варвара
  • Розанова Василиса
  • Розанова Вера
  • Розанова Вероника
  • Розанова Виктория
  • Розанова Виталина
  • Розанова Владислава
  • Розанова Галина
  • Розанова Гелена
  • Розанова Гелла
  • Розанова Генриетта
  • Розанова Гертруда
  • Розанова Глафира
  • Розанова Глория
  • Розанова Грета
  • Розанова Данута
  • Розанова Дарья
  • Розанова Джульетта
  • Розанова Диана
  • Розанова Дина
  • Розанова Доля
  • Розанова Доминика
  • Розанова Ева
  • Розанова Евгения
  • Розанова Евдокия
  • Розанова Екатерина
  • Розанова Елена
  • Розанова Елизавета
  • Розанова Зинаида
  • Розанова Зоя
  • Розанова Инна
  • Розанова Ираида
  • Розанова Ирина
  • Розанова Ия
  • Розанова Калерия
  • Розанова Капитолина
  • Розанова Кира
  • Розанова Клавдия
  • Розанова Кристина
  • Розанова Ксения
  • Розанова Лариса
  • Розанова Лидия
  • Розанова Любовь
  • Розанова Людмила
  • Розанова Маргарита
  • Розанова Марианна
  • Розанова Марина
  • Розанова Мария
  • Розанова Марфа
  • Розанова Мирра
  • Розанова Муза
  • Розанова Надежда
  • Розанова Наталья
  • Розанова Неонила
  • Розанова Ника
  • Розанова Нина
  • Розанова Нонна
  • Розанова Оксана
  • Розанова Ольга
  • Розанова Пелагея
  • Розанова Полина
  • Розанова Прасковья
  • Розанова Раиса
  • Розанова Римма
  • Розанова Светлана
  • Розанова Серафима
  • Розанова Софья
  • Розанова Сусанна
  • Розанова Таисия
  • Розанова Тамара
  • Розанова Татьяна
  • Розанова Фаина
  • Розанова Фекла
  • Розанова Харита
  • Розанова Юлия

Читать дальше…

РОЗАНОВА: число взаимодействия с миром «7»

Люди, находящиеся под влиянием семерки, реже других бывают правильно поняты окружающими. Часто их считают надменными снобами, не склонными к общению и мало с кем идущими на контакт, однако это вовсе не так; просто в данном случае поведение, особенно в кругу малознакомых людей, в очень малой степени соответствует внутренней сущности. Итак, «семерочник», это вовсе не мрачный бука, который только и ждет, пока другие ошибутся или выставят себя в смешном свете; на самом деле он наделен любовью к миру и всем его представителям, а также душой неутомимого искателя, любопытство которого безгранично.

«Семерочники» сами выбирают, с кем им общаться, и обычно предпочитают одиночество скучному обществу и пустым разговорам, но они чутко прислушиваются к словам каждого в надежде найти в них разумное зерно. Склонный к переменам и непостоянству, человек семерки лучше других понимает, что в одну реку нельзя войти дважды – но он верит в то, что люди меняются к лучшему, и всегда готов дать некогда провинившемуся второй, а то и третий шанс. Саморазвитие является неотъемлемым атрибутом жизни «семерочников», а для того, чтобы не стоять на месте, им необходимы свобода и отсутствие ограничений, в том числе и внутренних. Именно поэтому, взрослея, они первым делом пробуют то, что долгое время запрещалось родителями, не ведут себя так, как их учили, а, освободившись от опеки, начинают формировать собственную личность.

Завоевать расположение «семерочника» не трудно, поскольку такой человек обычно щедр на эмоции, но сохранить его привязанность надолго практически невозможно. Это удается только тем, кто готов работать над собой, не раскрываться до конца, ускользать и скрываться; тот, в ком нет непредсказуемости и загадки, «семерочнику» быстро наскучит.

Личная жизнь людей семерки складывается непросто. На их долю выпадает череда браков, легкомысленных и серьезных связей, а вместе с ними – болезненные разрывы, скандалы, взаимные претензии. Такова плата за право не принадлежать до конца никому, кроме самого себя.

«Семерочники» часто стремятся к недосягаемому и обычно прекрасно знают это. В своей борьбе, пусть даже обреченной на неудачу, они обретают бесценный опыт, необходимый им для движения вперед. Эти люди обладают сильной склонностью к философии и метафизике; часто именно знание оккультных наук помогает им не падать духом.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий