Значение и происхождение фамилии Шишков

Юность

В 1887 году в родном городе он оканчивает шестой, последний класс и поступает в техническое училище в городе Вышний Волочек, который находится в той же Тверской губернии. Однако после четырёх лет обучения пришло время покинуть родные пенаты и отправиться в Новгородскую, а затем и в Вологодскую губернию для прохождения обязательной двухгодичной практики.

Молодому человеку исполнилось тогда всего девятнадцать лет. В это же время юный Вячеслав Шишков совершает непростое двухнедельное путешествие по реке Пинеге вместе с Иоанном Кронштадтским, которое не могло не оставить яркого следа в его душе.

Старость адмирала[править]

В 1828 году, Шишков, будучи уже 74-летним стариком, подал в отставку с министерской должности, сохраняя членство в Государственном совете и президентство Российской Академии, а также полное министерское содержание. В последние годы жизни Шишков уже был не в силах выезжать на заседания Академии, к тому же у него ухудшилось зрение, и заседания Академии проходили у него дома.

В 1825 году умирает жена Шишкова, и через некоторое время он женится вторично. Вторая его жена, Юлия Осиповна, урожденная Нарбут, полячка, стала хорошей нянькой для старика, которого уже мало что заботило, кроме корнесловия и сухого киевского варенья. Юлия Осиповна любила принимать гостей, и их в доме Шишковых становится весьма много, особенно из числа польского землячества Петербурга. Воспоминания об этом времени оставил поляк Пжецлавский. Шишков был неравнодушен к собраниям молодежи у себя в доме. Достаточно отметить, что он принимал участие в судьбе Мицкевича в не самый лучший период жизни последнего.

В 30-е годы почтенный старец-Адмирал занимался своим архивом, подготавливал записки и переписывал в специальные тетради тексты писем разных лет. После его смерти часть его архива была утеряна, а оставшаяся поначалу издавалась порознь, а потом была издана в двух томах в составе издания Киселева и Самарина.

Побывав во время европейского похода русской армии во многих славянских землях и познакомившись с тамошними славяноведами, Шишков расширил свою теорию о свободном заимствовании в русский язык старославянизмов за счет широкого привлечения подходящих слов из других славянских языков в качестве замены заимствований из языков западноевропейских, в первую очередь — французского. Например, из чешского он предлагал взять слово «пешник», внутренняя форма которого ясна и понятна любому русскому, и употреблять его вместо французского «тротуар».

Под конец жизни, дряхлый и слепой Шишков находил единственное развлечение в том, что через специально устроенную форточку в окошке кормил голубей. Адмирал тихо доживал свой век и умер в Петербурге в собственном доме на Фурштатской улице 9 апреля 1841 года. Похороны Шишкова по его завещанию состоялись только на шестой день, 15 апреля. Его похоронили в усыпальнице Лазаревского кладбища Александро-Невской лавры. Надпись на мраморной плите в Лазаревской усыпальнице гласит: Александръ Семеновичъ Шишковъ, Членъ Государственнаго Совета и Президентъ Императорской Российской Академии, Адмиралъ, родился 9 марта 1754, скончался 9 апреля .

Вячеслав Шишков: произведения послевоенных лет

Судьба писателя действительно удивляет. Он пережил крушение царской России, революцию, сложные годы гражданской войны, голод, разруху, становление новой Советской России, Великую Отечественную войну. Конечно, все эти события нашли своё отражение в творчестве писателя.

В 1923 году выходит роман (Вячеслав Шишков) «Ватага», в котором, по словам критиков, автор пытается понять душу не одного человека, а целого народа, массы людей, которая в какой-то момент лишается руководства. Но, как говорится, свято место пусто не бывает. На смену былому устройству приходит новое – анархия, которую в любом случае должен кто-то возглавить. И вот на сцене появляется новое действующее лицо – анархист Зыков, который начинает строить новое общество, естественно, на крови и отрицании всего сущего. «Ватага» – это, можно сказать, книга-предупреждение.

В 1928 году на свет появляется главное произведение Вячеслава Шишкова – «Угрюм-река», состоящее из двух частей. Правда, второй том выходит чуть позже – в 1933 году. В центре романа – Прохор Громов, который мечтает не просто построить свою капиталистическую империю в самом сердце Сибири, но и покорить этот огромный край, не разрушить его, а слиться с ним воедино, чтобы почувствовать, впитать в себя всю его необъятность и красоту. Однако эта земля так просто не сдается. Она испытывает его, предлагая дружбу, преданность, честь, любовь обменять на золото, признание и славу. Испытание главный герой не проходит. Как только он соглашается на, как ему кажется, выгодные условия, тут же приходит неминуемый конец: болезнь, сумасшествие и окончательная гибель. В произведении присутствует очень много описаний природы, буйного нрава Угрюм-реки, сибирского быта, тунгусских легенд и преданий.

Последним значительным произведением Вячеслава Шишкова является исторический роман-эпопея «Емельян Пугачев». Писал он его, начиная с 1938-го и вплоть до 1945 года. Не прервал он свою работу даже в период блокады Ленинграда, во время которой продолжал выступать с патриотическими статьями и небольшими рассказами на страницах газет.

Значение фамилии Шишков

Шиш, Шишок, Шишига прозвища нечистого духа. Почему такие неприятные имена давались прочитайте здесь. Шишом в старину назывался и бродяга. Шиш и Шишок в говорах тоже, что шишка, волдырь. Наконец, вспомним и выражение важная шишка так с давних пор добродушно- насмешливо называют важничающего человека. Понятны без объяснение фамилии Шишуков, Шишулин. У Даля шишуля круглый пирог на другой день свадьбы, на котором красуются выпеченные молодые. Тогда фамилия сродни Пироговым. Фамилия Шишов происходит от тюркской основы опухоль, волдырь меч, шпага, вертел которая первоначально служила прозвищем, а при присоединении суффикса -ов фамилией Шишов. Шишигин. Отчество от прозвища Шишига. Общераспространенное слово шишига означало бес домовой затем стало просто бранным словом без какого-либо конкретного значения. У Унбегауна Шишов др. -русск. шиш мошенник, плут, лентяй В Ономастиконе Веселовского: Шиш Иван Федорович Пушкин, гг. Шишковы, помещики, в и позже, Торжок; Шишов Семен, помещик, г. Арзамас. См. Шишкин.

Происхождение фамилии Шишков: Русские фамилии.

«Голос России» в Отечественной войне 1812-го года[править]

Возрастание патриотических настроений в обществе, связанное с угрозой наполеоновского вторжения, несколько сблизило царя и Шишкова. Александр I, отметив шишковское «Рассуждение о любви к отечеству», привлек адмирала в качестве государственного секретаря на «упалое» место Сперанского. Но в отличие от Сперанского, обладавшего на своем посту достаточно широкими полномочиями, царь приглашал Шишкова по сути на должность пресс-секретаря. В задачи адмирала входило прежде всего писать от имени государя обращения к русскому народу в условиях военного времени.

Первым указом царя, составленным Шишковым, стал «Манифест о рекрутском наборе». С апреля 1812-го и до конца 1814-го года Шишков был голосом России. Пожалуй, деятельность Александра Семеновича в качестве государственного секретаря, — единственная за его долгую жизнь, в положительной оценке которой сходились и единомышленники, и противники. Даже такой всегда скептически настроенный к Шишкову человек, как кн. П. А. Вяземский, под конец жизни в своих записках признавал: «…мы смеялись нелепости его манифестов; …но между тем большинство — народ, Россия — читали их с восторгом и умилением, и теперь многие восхищаются их красноречием; следовательно, они были кстати…».

Вот как передает впечатление от чтения шишковских манифестов тогдашний московский генерал-губернатор гр. Ф. В

Ростопчин: «Сначала внимание, потом гнев; но когда Шишков произнес слова, в которых говорилось, что неприятель с лестью на устах несет в руках оковы, тогда негодование выразилось в сильнейшей степени: ударяли себя в голову, рвали на себе волосы, ломали руки, видны были слёзы гнева, струившиеся по этим лицам, напоминавшим древних. Я видел одного, который скрежетал зубами».

Пресловутый «старый» слог Шишкова, так много критикуемый, для государевых посланий оказался как нельзя более уместен. Кому-то (людям круга Вяземского) он казался нелепым, но только не тем, кому эти послания были обращены. Простым людям в манифестах слышался голос царя-батюшки, не оставившего Русь в тяжелое время. И архаичность слога только этому способствовала. Вряд ли Александру I-му удалось бы сыскать более подходящего человека.

Кроме манифестов, в заслугах Шишкова значится и то, что он был одним из тех, кто сумел убедить Александра покинуть войска и тем самым заметно повысить подвижность и дееспособность российской армии. Сам Шишков постоянно находился при Александре I, следуя за ним на всем протяжении его пути до самого Парижа. Адмирал подробно описал поход в своих письмах к жене и впоследствии в «Записках».

Полемика о «старом» и «новом» слоге[править]

Шишков положил начало крупнейшей дискуссии о литературе и языке начала XIX века — т. н. полемике о «старом» и «новом» слоге. Причиной разногласий стал подход к основаниям литературного языка. Карамзин считал, что в основе литературного языка должен стоять разговорный язык образованных слоев общества, Шишков в качестве образующей силы признавал только многолетне обработанный книжный язык, по большей части язык старинных книг, в том числе славянского перевода священного писания.

«Рассуждение о старом и новом слоге Российского языка» (1803 год) вызвало огромный интерес. Читающая публика мгновенно разделилась на сторонников и противников шишковских взглядов. Шишков призывал искать истоки литературного языка и словесности в собственной многовековой культуре. Заимствование слов из другого языка, по его мнению — отказ от своего взгляда на вещи, подчинение своего образа мысли чужому.

Шишков был одним из наиболее ревностных продолжателей дела Ломоносова в русской литературе. Вслед за Ломоносовым Шишков ратовал за то, чтобы в литературном творчестве соблюдалось строгое соответствие языковых средств выбранному стилю. Упреки, высказанные Шишковым в «Рассуждении», касались, прежде всего, несообразного смешения в литературном языке «высоких» и «низких» слов и конструкций. Шишковские взгляды наследовали теорию «трех штилей», заявленную Ломоносовым в «Предисловии о пользе книг церьковных для российского языка». Ломоносовской по духу была и мысль о церковных книгах как одном из важнейших источников нового литературного языка. В подражание Ломоносову было написано шишковское «Рассуждение о красноречии священного писания».

В то же время нельзя считать, что Шишков во всем был только слепым подражателем Ломоносова. Шишков, например, не разделял взгляда Ломоносова на «обветшалые славянизмы» — по его мнению, любое слово, каким бы древним и редко употребительным в нынешнем языке оно ни было, могло использоваться в современном литературном языке. Традиция и норма, по Шишкову, могли быть успешно сохранены только в литературе. Шишков, как и Ломоносов считал, что заимствование возможно, но только в том случае, если налицо отсутствие в языке слова для наименования того или иного понятия или явления. Стоит, однако, учитывать, что при этом Шишков не имел в виду заимствования из западноевропейских, прежде всего, французского, языков. Его волновали заимствования из «наречий славянских», то есть из других славянских языков, которые по большому счету не считались им заимствованиями, так как все славянские языки Шишков считал единым языком: «Хотя наречия их различны с нашим, но язык у нас один», — писал он.

Шишков выдвинул собственную теорию «трех словесностей», в которой первая «словесность» — это священные книги, вторая — народное творчество, а третья — подражательная литература, следующая западным образцам. Эта последняя появилась в России по Шишкову только с XVIII столетия. Разделение литературы на «три словесности» впервые было проведено адмиралом в его «Разговорах о словесности» и затем повторено во вступительной речи на открытии общества «Беседы любителей русского слова».
Шишков считал, что русская литература, имеющая многовековую традицию, представленную церковной книжностью и народным творчеством, не должна заискивать перед французской и какой-либо другой. Для него было несущественно то, что, по мнению современников, церковные книги и народная словесность представляли разные языки: церковнославянский и русский

Он прямо утверждал, что не разделяет славянский и русский языки, главным для него было соблюдение меры во всем, а какое слово употреблено — русское или церковнославянское — совершенно неважно: «Нет ни одного известного в языке слова, которое само по себе было худо или хорошо, но бывает таковым смотря по тому, в том ли роде сочинения, у места ли или не у места, и кстати ли или некстати поставлено. Я не разбираю старое ли оно или новое, но смотрю на силу, с какою выражает оно представляемую им мысль или образ».

Ранние годы[править]

Александр Семёнович Шишков родился в Москве 9 марта (по некоторым данным — 8-го) года в небогатой дворянской семье. По преданию, род Шишковых ведёт своё начало от Микулы Васильевича по прозвищу Шишка, который был правнуком дворянина Юрия Лозинича, прибывшего из Польши на службу к Великому князю Тверскому Ивану Михайловичу ещё в XV веке (см. в «Ономастиконе» С. Б. Веселовского: Шишковы, помещики из Торжка). У Семёна Никифоровича Шишкова и его жены Прасковьи Николаевны, кроме Александра, было ещё четверо сыновей: Ардалион, Герасим, Дмитрий и Николай. Неподалёку от Кашина, в 160 км к северу от Москвы, у помещиков Шишковых была деревня. В личном деле Шишкова говорится о «15 душах крестьян мужескаго пола в Кашинском уезде», которыми его семейство владело к 1780 году.

Сведений о детстве и юности будущего адмирала почти не сохранилось, так как часть «Записок» Шишкова, посвящённая этому периоду жизни, после смерти Адмирала была утеряна, — разрозненные бумаги из его архива можно было купить на Толкучем рынке.

Так что можно лишь предположить, что мальчиком Александр рос в деревне — родовом имении, играл с крепостными детьми и поручался заботам няни-крестьянки, которая, возможно, и привила ему любовь к народной культуре и деревенским обычаям. В 13 лет его перевезли в Санкт-Петербург для поступления в Морской кадетский корпус; там, в Петербурге, он и провёл большую часть своей жизни.

Братьям Шишкова, несмотря на скромное происхождение из мелкопоместного уездного дворянства, также удалось пробиться наверх. Ардалион, к примеру, стал членом Английского клуба. После смерти Ардалиона бездетный Александр взял на воспитание его детей, среди которых был приятель Пушкина — поэт Александр Шишков 2-й.

В Морском кадетском корпусе в Санкт-Петербурге, куда Шишков поступил 17 сентября 1767 года, кроме морских специальных наук и связанной с ними математики, преподавали языки: немецкий, французский, английский, латинский; физику, генеалогию, риторику.

Творчество[править]

Первая публикация — символическая сказка «Кедр» (1908) в газете «Сибирская жизнь» (Томск), в периодике 1908—1911 годов печатались путевые очерки и рассказы Шишкова.

С 1911 года Шишков является регулярным посетителем потанинских «четвергов», где бывала творческая и научная интеллигенция Томска.

Активную литературную деятельность Шишков начал в 1913 году (рассказы «Помолились», «Суд скорый», «Краля»). В 1915 году переехал в Петроград, где сблизился с Максимом Горьким. В 1916 году при содействии Горького выходит первый сборник рассказов «Сибирский сказ».

После переезда в Петроград, Сибирь и особенно Алтай остаются одной из основных тем его творчества. Вершиной сибирской прозы Шишкова стали романы «Ватага» (1923 год, о Гражданской войне) и «Угрюм-река» (1933 год, о жизни в Сибири на рубеже XIX—XX веков). Итогом нескольких лет работы на Алтае дорожным инженером стал сборник путевых очерков «По Чуйскому тракту» и рассказов «Чуйские были». В 1928—1930 годах писатель работает над повестью «Странники» о беспризорниках.

С 1927 года Шишков жил в Детском Селе. Последние 7 лет жизни работал над задуманной им 3-томной исторической эпопеей «Емельян Пугачёв».

В 1941 и до 1 апреля 1942 года Шишков находится в блокадном Ленинграде, пишет статьи для фронтовых газет, издаёт первый том «Емельяна Пугачёва», оставшегося незаконченным.

Как художник Шишков воспринимается в русле демократического направления русского реализма. Его достижения в бытописании соседствуют с широким использованием аллегории, символики. Особое восхищение читателей вызывает этнографическая языковая чуткость писателя.

Вячеслав Яковлевич Шишков умер 6 марта 1945 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 2).

Память

Могила Шишкова на Новодевичьем кладбище Москвы

  • 20 августа 1950 года в городском саду города Бежецка был открыт памятник В. Я. Шишкову. 5 ноября 1973 года в Бежецке открылся музей В. Я. Шишкова.
  • В 1953 году в Томске установлен бюст Вячеслава Шишкова, его именем названа улица, на доме (ул. Шишкова, 10), по соседству с которым (предположительно) в 1911—1915 годах жил Шишков, установлена памятная доска.
  • В 1965 году новой улице города Пушкина присвоили название улица Вячеслава Шишкова.
  • Несколько теплоходов получили имя «Вячеслав Шишков». Один из них эксплуатируется на Енисее Енисейским речным пароходством.
  • Имя В. Я. Шишкова носит Алтайская краевая универсальная научная библиотека (Барнаул).
  • В Коминтерновском районе Воронежа есть улица Шишкова.
  • Имя В. Я. Шишкова носит Бежецкая межпоселенческая центральная библиотека Тверской области.
  • В городе Бийске именем Шишкова названа улица, по которой проходит Чуйский тракт.
  • В городе Иркутске в микрорайоне Юбилейный одна из улиц носит имя В. Я. Шишкова.
  • Имя В. Я. Шишкова носит также улица Нижнего Новгорода в Советском районе на границе II и III Нагорных микрорайонов.
  • Краеведческий музей в селе Ербогачён носит имя В. Я. Шишкова.
  • На Чуйском тракте, недалеко от села Манжерок, установлен памятник В. Я. Шишкову.
  • Были установлены стипендии имени В. Я. Шишкова в Литинституте имени А. М. Горького и ЛГУ; установлены мемориальные доски на домах, где проживал писатель в Москве и Ленинграде.
  • В честь его названа железнодорожная станция в Бежецком районе Тверской области, расположенная на линии Бологое — Сонково — Рыбинск.
  • В Твери улица Шишкова переходит в Бежецкое шоссе.

Всероссийская литературная премия имени В. Я. Шишкова

Учреждена в 2003 году в городе Бежецке Тверской области. Кавалеры:

  • 2003 год — Черкасов, Владимир Георгиевич — «На стрежне Угрюм-реки: Жизнь и приключения писателя Вячеслава Шишкова».
  • 2004 год — Калюжный, Григорий Петрович — удостоен премии за большую работу по изданию книг о русской провинции.
  • 2005 год — Иванов, Геннадий Викторович — «Знаменитые и известные бежечане».
  • 2006 год — Крупин, Михаил Владимирович — «Великий самозванец».
  • 2007 год — Трутнев, Лев Емельянович — «Звонкий рог».
  • 2008 год — Смолькин, Игорь Александрович — «Ангел безпечальный».
  • 2009 год — Лугинов, Николай Алексеевич — «По велению Чингисхана».
  • 2010 год — Мурзаков, Валерий Николаевич — «Полина. Повести о любви».
  • 2011 год — Зиганшин, Камиль Фарухшинович — «Золото Алдана».
  • 2012 год — Тарковский, Михаил Александрович — «Замороженное время», «Енисей, отпусти!», «Тойота-Креста».
  • 2013 год — Воробьёв Вячеслав Михайлович — за книгу «Тверской топонимический словарь» и активную творческую работу по истории Бежецкого района.
  • 2014 год — Дементьев Вадим Валериевич — за серию книг о северной-западной Руси: «Слово о полку Белозерском», «Монастыри Русского Севера».
  • 2015 год — Сенин Сергей Иванович — за книгу «Тихие песни: Бежецкий край в русской поэзии».
  • 2016 год — Климин Иван Иванович

Книги

В Сибири вдохновленный красотой природы Шишков начал писать рассказы, произведение «Кедр» опубликовали на страницах томских газет. Впоследствии там стали появляться путевые заметки и очерки, где автор описывал впечатления от проведенных на реках лет.

Стиль самобытного писателя оценил Григорий Потанин — исследователь, публицист и этнограф, устраивавший творческие четверги. Люди, собиравшиеся вместе, обсуждали разные темы, волновавшие в то далекое время интеллигентные круги.

На встречах Вячеслав Яковлевич изучал человеческую психологию, а впоследствии наделял героев чертами знакомых и друзей. Вероятно, поэтому дебютный сборник с новеллами «Суд скорый» и «Краля» вызвал интерес у критиков и неравнодушных к искусству людей.

В качестве исследователя Шишков работал над проектом проезжего тракта, руководство послало его в командировку в Департамент шоссейных дорог. Посетив Петербург, специалист познакомился с легендарным Максимом Горьким, после демонстрации произведений у мужчин завязался диалог.

Памятник Вячеславу Шишкову в Бежецке

Под влиянием знаменитого автора пьес «На дне» и «Дети солнца» Вячеслав стал колесить по России, собирая литературный материал. После большевистской революции уроженец Тверской губернии задумался над документальным произведением, способным сразить любого читателя.

В конце 20-х Шишков прочно обосновался под Петербургом, где написал повесть «Странники» и десяток жизненных миниатюр. Помимо этого, он сделал наброски к историческому роману «Ватага», где война белых и красных была показана без купюр.

На протяжении долгого времени прозаика волновал быт Сибири, в середине 1933 года он закончил книгу «Угрюм-река». После удачной экранизации именитыми советскими кинематографистами монументальное произведение осталось в истории на века.

Жизнь, предшествовавшая переезду в Северную столицу России, отразилась в сборнике «Чуйские были» и ряде литературных эссе. С фотографической точностью автор описал любимое Зауралье, поселив главных персонажей в холодной таежной полосе.

Тема традиций сибирских народов продолжилась в книге «Алые сугробы» и дневниках, опубликованных после Второй мировой войны. После писательской экспедиции на стройку Беломорканала Шишков задумывал произведения о трудовых героях страны.

Особняком в библиографии, сформировавшейся после революции, стояли «Шутейные рассказы» — «Хреновинка» и «Спектакль в селе». Создавая биографии персонажей, автор продемонстрировал талант юмориста.

Биография

Родился 21 сентября (3 октября) 1873 год в Бежецке (ныне Тверская область) в семье мелкого лавочника Якова Дмитриевича Шишкова. Был первым из девяти детей матери Екатерины Ивановны Шишковой (в девичестве Первухиной). «Дед мой со стороны отца, — писал Шишков в автобиографии, — помещик Бежецкого уезда Дмитрий Алексеевич Шишков, а бабушка — его крепостная крестьянка села «Шишковой Дубровы» Елизавета Даниловна».

С 1880 году начал учиться в частном пансионе, но через год из-за финансовых трудностей он поступил в 1-й класс Бежецкого городского 6-классном училища. С отличием закончив в 1887 году училище, в следующем году он поступил в Вышневолоцкое техническое строительное училище, имевшее хорошую репутацию. Начальник училища Шереметинский вспоминал о Шишкове: «Прекрасный, редких способностей человек, с хорошим, добрым сердцем, такие редко встречаются в жизни…». По его же представлению учебный отдел Министерства путей сообщения утвердил Вячеслава Шишкова «казённым стипендиантом», назначив ему стипендию 10 рублей в месяц. В 1890 году Шишков окончил третий курс училища и его отправили на двухлетнюю производственную строительную практику в Новгородскую губернию, где участвовал в постройке каменной Березайской плотины, затем перешёл на работу в Опеченский посад. Через почти два года он переезжает в Вологду, в Вычегодский округ путей сообщения. Тогда Вячеслав Шишков встретился с Иоанном Кронштадтским, путешествовавшим на свою родину на пароходе, который якобы «проводил» маршрутные съёмки на реке Пинеге (их начальником был именно Шишков). Он впоследствии вспоминал: «Иван Кронштадский держался очень просто, ханжества в нём я в течение этих двух недель плавания я не замечал». Вскоре после этого он получил звание техника и, увлёкшись идеей изведать далёкие сибирские земли, начал подумывать о переводе на работу за Урал.

В конце 1894 года Вячеслав Шишков уехал в Сибирь и поступил в Томский округ путей сообщения на должность канцелярского служителя. «Тогда я, — вспоминал Шишков, — женился на курсистке Анне Ивановне Ашловой, прожил с нею менее двух лет и разошёлся». В 1896 году он был утверждён на должность техника управления округа, на которой два года занимался в составе экспедиции исследованием реки Обь. В конце 1900 года, сдав экзамены, Шишков получил возможность возглавлять экспедиционные партии. В течение пятнадцати лет он проводил ежегодные экспедиции на реках Иртыше, Оби, Бие, Катуни, Енисее, Чулыме, Лене, Нижней Тунгуске и Ангаре.

Среди них стоит отметить экспедицию на реку Нижнюю Тунгуску 1911 года, имевшую огромное значение для творчества писателя. Тогда в тяжелейших условиях почти безлюдной тайги удалось провести полуинструментальную съёмку и промеры для выявления судоходности реки на протяжении почти полутора тысяч вёрст.

Работал в Томске до 1916 года. Здесь познакомился и подружился с Г. Н. Потаниным.

Особое значение как в инженерном, так и творческом плане имели работы по исследованию Бии и трассы будущего Чуйского тракта. Некоторое время руководил постройкой казённого монопольного (спиртового) склада в Томске (1902).

Значение фамилии Широковских

Частые фамилии в Архангельской области, реже в Вологодской. Широкий По переписи г. фамилия наиболее часта в Холмогорском и Шенкурском уездах Архангельской губернии. Фамилии в форме полных прилагательных без суффиксов -ов, -ин удержались только на Севере, охватывая там жителей (Никонов В.А. Северные фамилии Этимология. М. Антонимичная пара фамилий Широкий Узкий (См. Узкий образована из одноименной диалектной северной пары нарицательных слов, которые, безусловно, характеризовали не толщину (полноту) человека, а его характер, образ жизни (ср. жить на широкую ногу богато, щедро; узость взглядов умственная ограниченность) Широких Образована из фамилии Широкие, указывает на принадлежность не главе семьи, как Широков, а семье в целом сын Широких Фамилии в форме родительного падежа множественного числа распространены тремя массивами: на Севере (бассейн Северной Двины, оттуда на Вятку и Каму) в центрально-черноземных областях (смежные районы Орлов. Липецк. Тамбов. Курск. Воронеж. областей) в Сибири и несколькими промежуточными гнездами (на Иргизе в Нижнем Заволжье) Широков Отчество от именования Широкий. Фамилии Широковский, Широковских. Видимо, фамилии второго порядка. Широков его дети Широковские, чьих будите? Широковских. Или же от населенного пункта Широково.

Происхождение фамилии Широковских: Русские фамилии.

Для каждой фамилии может быть рассчитано значение степени совместимости ее с другими фамилиями.

Совместимость фамилий позволяет определить насколько данные фамилии, благодаря своим особенностям и характеристикам, позволяют выстраивать коммуникативные, дружеские, любовные отношения между людьми.

Фамилия как зеркало человека — в ней отражается его характер, судьба. И понятно стремление любого человека окружить себя единомышленниками, с которыми чувствуешь себя в своей тарелке, с которыми спокойно и надежно.
Наоборот, борьба характеров, противостояние темпераментов ведут к спорам, разладам и конфликтам.

Поделиться ссылкой «Совместимость фамилий Шишков и Широковских» с друзьями в соцсетях:

Сношения со славистами[править]

За время отсутствия Шишкова в Петербурге не прерывались сношения с «беседчиками», Адмирал регулярно посылал свои сочинения для печатания в книжках официального печатного органа Беседы «Чтения в Беседе Любителей Русского Слова».

По пути в Париж, в Праге, Шишков познакомился с известным чешским лингвистом Йосефом Добровским, с которым в конце 10-х гг. вел оживленную переписку. Адмирал чрезвычайно много сделал для развития славяноведения. При Шишкове-министре народного просвещения были открыты славянские кафедры в университетах. Кроме Добровского он переписывался с Раковецким, Милетичем, Юнгманном, Караджичем. Ходатайством Шишкова в Академию почетными членами были выбраны: поляк Линде, чехи Нейедли, Добровский, Ганка.

Одним из самых горячих желаний во всю бытность его президентом Академии Александра Семеновича было собрать в русских университетах лучших ученых-славистов из славянских земель. Как пишет в «Истории Российской Академии» Сухомлинов: «Шишков был ревностным предстателем за славян, посвятивших себя изучению славянства: он щедро наделял их пособиями для продолжения научных трудов, для собирания памятников народной словесности, для путешествия с археологической целью и т. п.»

В 1829 году хлопотами Шишкова были приглашены в Россию выдающиеся чешские слависты — Ганка, Шафарик и Челаковский. В России их ждали кафедры в университетах и немалое жалованье. Однако по разным причинам приезд откладывался и в конце концов не состоялся. Тем не менее, Академия выделила Ганке и Шафарику по три тысячи рублей на издание их научных трудов.

Постоянное вспомоществование от Академии получал и другой выдающийся славист — серб Вук Караджич. На поездку с целью собирания сербского фольклора он получил от Академии больше 1000 рублей, а с 1826 года ежегодно получал 100 червонных в качестве пенсиона. Поименованные ученые, а также словенец Копитар, словак Коллар были награждены Академией золотыми и серебряными медалями.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий